Фильтр по регионам
Участники операции
Яндекс.Метрика
?>
Украинский кризис

04.08.2015

ВОЙНА Перед Киевом, после переворота, стоит задача подавить всех граждан, которые переворот не приняли. Поскольку идеология, принесенная переворотом (героизация УПА, русофобия, разрыв экономических и культурных связей с Россией), категорически неприемлема для более чем половины населения Украины, то подавлять протест нужно масштабно, с максимальной степенью жестокости, используя все ресурсы. Наиболее пассионарную часть населения Киев счел целесообразным уничтожить. В отличии от Януковича, пытавшегося вести диалог с «мирными протестующими» убивавших милицию, сами «мирные протестующие», захватив вооруженным путем власть, вести диалог с истинно мирно протестующими жителями Донбасса не стали, и бросили на подавление мирного протеста внутренние войска, предварительно обозвав своих оппонентов «террористами». Когда протестующим Донбасса стало ясно, что их будут разгонять, они были вынуждены взять в руки палки и деревянные щиты. Когда протестующим Донбасса стало ясно, что их будут убивать, они были вынуждены сменить палки и деревянные щиты на огнестрельное оружие. Когда Киев понял, что жители Донбасса не позволят безнаказанно себя убивать- он кинул на штурм непокорных населенных пунктов регулярную армию (что запрещено Конституцией) с авиацией, артиллерией, танками. Тогда жителям Донбасса, для того чтобы противостоять танкам и авиации, пришлось осваивать соответствующие виды вооружений. Увидев адекватный отпор, самозваный Киевский режим, решил не ввязываться в уличные бои, а методично уничтожать жилые кварталы артиллерией с безопасного расстояния. Основными мишенями стали объекты инфраструктуры: больницы, школы, фильтровальные станции, остановки общественного транспорта, заводы, котельные, электроподстанции, детские садики, железнодорожное полотно. Цель — не уничтожить ополчение, а посеять панику среди местного населения, сделать условия жизни невыносимыми, заставить население покинуть регион. Дополнительная цель — устрашение остальных жителей страны, демонстрация того, что с ними будет в случае неповиновения действующему режиму. Для скорейшего достижения первой цели предпринята гуманитарная блокада региона — запрет на ввоз продуктов питания, воды, медикаментов, уничтожение банковской системы. Для достижения второй — активная пропаганда, убеждающая жителей Украины, что все разрушения и массовые убийства совершаемые украинскими силовиками – дело рук мифических российских солдат и местных ополченцев по принципу «сами себя обстреливают». К слову, этот метод заимствован у нацисткой пропаганды, уверявшей немцев, что Красная Армия, отступая обстреливает собственные города. Для усиления эффекта киевский режим предпринимает обстрелы подконтрольных ему Мариуполя и Краматорска (предварительно отключая в обстреливаемом районе газ и водоснабжение), а также совершает подрыв гражданского автобуса противопехотной миной под Волновахой. Обвиняя в этих преступлениях ополченцев, режим, таким образом, получает возможность обосновать термин «террорист», которым он доселе упорно называл народное ополчение, не совершившее за всю войну ни одного террористического акта. Это действие направлено на уменьшение поддержки ополчения в данных населенных пунктах, формирование страха перед «русским миром» (украинский пропагандисткий штамп) в других регионах страны и картинку для международных СМИ (отчаянные попытки заставить Европу признать ДНР и ЛНР террористическими формированиями). Раскол страны усугубляется. Но власть делает ставку на силу. Как и положено любому тоталитарному режиму, она физически уничтожает оппозиционных политиков, использует отряды фашиствующих радикалов (аналог штурмовых отрядов Рёма, итальянских чернорубашечников) для подавления любых форм гражданского протеста: антивоенных митингов, забастовок рабочих, закрытия неугодных СМИ. Активисты Правого Сектора средь бела дня похищают гражданских активистов, протестующих против повышения коммунальных тарифов, и увозят в неизвестном направлении. Полиция не вмешивается, так как сама боится боевиков в масках. Представители греко-католической церкви и новообразованной православной церкви Киевского Патриархата (созданная украинскими националистами-раскольниками во главе с самопровозглашенным «патриархом» Фиаретом) при поддержке неонацистов отбирают имущество у православной церкви Московского патриархата (истинная православная церковь, прихожанами которой являются жители восточной и центральной Украины, епископом которой прежде был и сам Филарет, в последствии отлученный и приданый анафеме), атакуют храмы, оскверняют святыни, нападают на прихожан, насаждая, таким образом, свою религиозную диктатуру на всей территории страны. Украинские СМИ, помимо межнациональной вражды, всеми силами пытаются разжечь и межконфессиональную рознь. Стараются убедить население, что не только “ватники” сами по себе являются людьми низшего сорта, но и религиозная конфессия, к которой они относятся – ущербна, и заслуживает уничтожения. Результатом такой религиозной травли становятся прямые убийства священников УПЦ Московского Патриархата и монахов. Открыто публикуются списки «врагов народа», где нелояльных режиму граждан по доносам других граждан, без суда и следствия называют «террористами», «российскими шпионами», «врагами нации», указывают всю персональную информацию (домашний адрес, телефон, членов семьи и т. д.) и призывают широкие массы к убийству таких граждан. Кроме того, все те граждане, которые ввели свое имя в поисковой строке этого сайта, дабы убедиться, что их не записали в «террористы», например завистливые соседи, или коллеги по работе — автоматически вычисляются по IP и обвиняются в преступлениях против Украины, так как сам факт поиска свей фамилии в списках «врагов народа» является, по мнению украинской власти, исчерпывающим доказательством вины такого гражданина. Делают это все официальные государственные структуры — МВД и СБУ (в частности, помощник министра внутренних дел – Антон Геращенко). Взращенная на пропаганде ненависти украинская молодежь принимает такой призыв, как руководство к действию. Результат — ряд убитых оппозиционных политиков и журналистов. Множество пропавших без вести. Но апофеозом политики террора стало массовое убийство мирных протестующих в Одессе 2-го мая. Завезенные и вооруженные режимом радикалы спровоцировали в городе столкновения с идеологическими оппонентами, локализовали тех в здании Дома Профсоюзов, куда предварительно властью были доставлены отравляющие вещества, а затем подожгли здание. Часть людей сожгли заживо, часть отравились ядовитым дымом, часть были застрелены, часть добиты арматурными прутами. Цель акции — подавить очаг гражданского сопротивления в регионе (один из крупнейших в стране). Нарочито жестокий характер карательной операции (сопоставимый с методами зондер команд СС) и большое число жертв (не менее 40 официально) имел целью посеять страх в других регионах и сломить их волю к сопротивлению. Цель была достигнута — сопротивление в других регионах дрогнуло и окончательно было зачищено руками неонацистов и агентов СБУ. Но параллельно, это ужасающее преступление против человечности усугубило раскол страны и радикализировало борьбу. Тысячи добровольцев со всего мира, шокированные увиденным, устремились на Донбасс в ряды ополчения, дабы дать отпор абсолютному злу. Массовое убийство преподносится украинской пропагандой как победа патриотического общества над «сепаратистами». Это же твердят и парламентарии. На всех уровнях, начиная с парламента, и заканчивая СМИ низшего звена (сообществами в социальных сетях), казнь беззащитных людей, совершенная с особой жестокостью, преподносится не просто как подвиг, но и как веселое развлечение. Создается большое количество юмористических изображений, «мэмов», шуток. Цель — согласно концепции окон Овертона, перевести немыслимое прежде (массовые убийства, геноцид, пытки) в область обыденного, сделать частью поп-культуры. Целевая аудитория — молодежь. Молодежь должна со смехом воспринимать мучения других людей, смерть. Девушки, готовившие коктейли Молотова 2-го мая, делали это с улыбками на лицах. Сейчас тысячи украинских школьников смеются над шутками про «майский шашлычок», и «паленую вату». Делают комиксы из фотографий мертвых людей, устраивают художественные акции с символичным поеданием убитых украинскими солдатами детей Донбасса. Украинские военнослужащие выкладывают в социальных сетях фотографии пленных с отрезанными пальцами, видео обстрелов домов мирных жителей из танков и гранатометов, письменные признания в преступлениях против мирного населения — все это встречается украинскими гражданами с восторгом. Редакторы топовых информационных изданий ставят лайки под такими публикациями, телеканалы показывают эти видео в выпусках новостей, а обыватели — женщины, мужчины, школьники, студенты, многодетные домохозяйки смакуют анатомические подробности пыток, глумятся над трупами, и дают советы, как лучше, по их мнению, убивать украинцев Донбасса. Это одно из главных направлений дегуманизирующей пропаганды в Украине. Все то, что в здоровом обществе попадает под ряд уголовных статей (разжигание вражды, дискриминация по расовому, религиозному, идеологическому признаку, призывы к насилию), в Украинском обществе сегодняшнего дня считается хорошим тоном, а активистов, распространяющих такие материалы, не сажают в тюрьмы по соответствующим статьям, а поощряют — выделяют финансирование, дают посты в министерствах. Украинский национализм, с его культом смерти, прочно утверждается во всех сферах нового украинского общества. Разжигая ненависть, расчеловечивая своих оппонентов и возводя убийство своих оппонентов в ранг развлечения, официальная Киевская власть преследует и совершенно конкретную задачу. Мотивировать украинскую молодежь записываться в специально созданные карательные подразделения, целью которых является физическое уничтожение пророссийско настроенного элемента в зоне силовой операции. Эти подразделения являются аналогами латиноамериканских «эскадронов смерти» или айнзац команд СС. Они имеют полулегальный статус и комплектуются теми, кто способен убивать безоружных людей. Кроме того, такие формирования исполняют функцию заградотрядов – повышают боевой дух регулярной армии, расстреливая отступающих с поля боя солдат. Комплектуются большей частью радикалами, ранее судимыми, психически неуравновешенными людьми. Принимаются также и несовершеннолетние. Идеология, культивируемая в «добровольческих батальонах» – неонацизм. Поскольку неонацисты склонны к насилию и принимают геноцид как метод. А это именно то, что нужно Киевской власти для подавления массового восстания «недочеловеков» на востоке. На службу зачисляются и граждане других государств. Подобный контингент в регулярной армии служить не может по законам Украины. Кроме того, армия не станет выполнять преступные приказы систематически. Вот почему созданы банды, именуемые «добровольческими батальонами». Механизм мотивации заключается в следующем. Пропаганда убеждает потенциального добровольца в том, что на востоке не мирные жители, а предатели, которые хотят уничтожить Украину. Затем, она убеждает его в том, что они не люди, а мерзкие создания, утратившие человеческий облик — паразиты, живущие на дотации, асоциальный элемент, вечно пьяная биомасса, рожающая больных детей. Затем, она убеждает потенциального добровольца в том, что убивать таких «существ», не грех, а благо — для государства и для самих этих несчастных, ибо жизнь их не имеет смысла. А затем государство дает такому добровольцу в руки оружие и иммунитет от уголовного преследования. Иммунитет от уголовного преследования карателям официально предоставил Парламент Украины, приняв 21-го мая закон, согласно которому Украина отказалась соблюдать права человека на Донбассе. Во время этого голосования, депутаты надели на себя этническую украинскую рубашку «вышиванку» — фетиш украинских националистов, а на трибуну прилепили наклейку, с изображением взбирающегося на гору окровавленных трупов украинского БТР, подписанную: «Донбасс будет нашим».
Новостная лента