Фильтр по регионам
Участники операции
Яндекс.Метрика
?>
Сергей Иванов: не думаю, что Кремль всегда все решает, иногда нет

19.10.2015

– Мир узнал, что Россия должна была начать войну против исламского государства в Сирии, когда вы представили президента запрос разрешения на использование вооруженных сил за пределами национальной территории в Совет Федерации (верхнюю палату парламента). Ты тот, кто сломал новости, так что расскажите, пожалуйста: ‘почему сейчас?’ – Давайте начнем с самого начала. Воспоминания еще зеленый, как наши американские партнеры и коллеги в конце 2000-х годов рассказывали мне в мельчайших подробностях как очень важно было принести демократию на Ближний Восток. Теперь они привезли его туда... для всего мира, чтобы увидеть результаты. Операция "Несокрушимая Свобода" в Афганистане продолжалась в течение тринадцати лет. Соединенные Штаты запустили в ответ на 9/11. Это была самая длинная война в США никогда не воевали. Ее конечная цель – победа над талибами – оставалась недостижимой. не думаю, что мне придется объяснять кому-то, что американцы погрузились в Ираке более десяти лет хаоса и беспредела. Следует помнить, что Саддам Хусейн ненавидел "Аль-Каиды" и других террористов. Возьмите его от меня. Правда, борясь против них он использовал методы вряд ли можно назвать демократическими. Он отправлял их на виселицу и он их расстреляли без следствия и суда. Это был его способ сводить счеты с оппонентами. Пока Саддам был у власти, никто не имел ни малейшего понятия, какие-то террористические группы могут возникать на территории Ирака. Но тогда Саддама Хусейна казнили через повешение сам. Со всеми вытекающими отсюда последствиями. Далее, в Ливию. Страна уже превратилась в Сомали. Этим все сказано. Цель Северной Африки и Ближнего Востока ее переход к демократии был снова предложен в качестве базового мотива. Или взять Египет. Сейчас она несколько вне внимания общественного внимания. Некоторые другие проблемные места гораздо жарче. Но совсем недавно, в 2012 году на Си-Эн-Эн была телетрансляция многочасовые помпезные отчеты о пробуждении народных масс в Каире, и порой он подошел довольно близко к представлению "Братьев-мусульман" как рафинированные либералы и демократы... чтобы вырезать короче говоря: но за смелость и дальновидность тогдашнего египетского министра обороны генерала АС-Сиси, в стране в эти дни был бы очень похож Ливии. В этой ситуации там могли последовал беспощадный бесплатно-для-всех. Имейте в виду, Египет является самой густонаселенной страной на Ближнем Востоке с населением более 80 миллионов. К счастью история повернулась по другому... Теперь, у нас есть Сирия... – Я не уверен насчет "сейчас" части. Гражданская война там разгорелась еще в 2011 году. – Правильно. Конфликт там длится уже несколько лет. Большая территория страны находится под контролем исламского государства и других террористических групп. Это жесткий факт! Все мы были свидетелями, как очень успешной международной коалиции была в его более чем двенадцать месяцев военной кампании против является. – Ты издеваешься? Мне кажется, мир переживает переломный момент в международных отношениях. С одной стороны, существуют общепризнанные институты, как Совет Безопасности ООН. Но для них всем нам бы было очень тяжело в эти дни. А с другой, есть отдельные страны, которые позиционируют себя в качестве эталонов демократии и небрежно бросает вызов нормам международного права. Нет письменного закона они могут договориться, чтобы признать. По сути, единственным правилом они согласны с: “кто сильнее, тот и прав”. И это реальная угроза. Ведь место, где мы все живем не в джунглях, и никто не должен чувствовать себя свободно, чтобы разрушить установившийся мировой порядок. В определенном смысле Сирия-это лакмусовая бумажка. Я не буду сейчас пересказывать, что именно президент Путин сказал на сессии Генеральной Ассамблеи ООН, или подробно рассмотреть фоне его просьбе в Совет Федерации за разрешением использовать наши вооруженные силы, чтобы помочь правительству в Дамаске. Я просто скажу еще раз, что Россия в данном случае преследует никаких амбиций в области внешней политики вообще. Совершенно ясно, что одними военными средствами никогда не добиться урегулирования в Сирии. В конечном счете политическое решение будет иметь для того, чтобы начать искать. В будущем решение будет сложным и трудно достичь, но Сирия как таковая-это не простая страна. Кстати, изначально, идея внутри-сирийского альянса в борьбе против исламского государства был не наш: он пришел от президента Франции, Франсуа Олланда. Он предположил, что правительственные войска под Башара Асада и так называемой свободной сирийской армии могут представлять собой единый фронт. Конечно, если он не существует в реальности, а не виртуальном детище некоторые кабинетные ученые мужи на Западе. Любому здравомыслящему оппозиции можно вести переговоры и компромиссы должны быть взаимными – это довольно ясно.
Новостная лента