Фильтр по регионам
Участники операции
Яндекс.Метрика
?>
Самая страшная тайна НБУ о будущем украинских банков – Александр Охрименко

23.06.2015

Один банкир, который еще помнит времена работы в НБУ Вадима Гетьмана, спросил у другого банкира, который, скорее всего, не помнит НБУ времен Гетьмана, зато очень близко знает НБУ времен Гонтаревой: Один банкир, который еще помнит времена работы в НБУ Вадима Гетьмана, спросил у другого банкира, который, скорее всего, не помнит НБУ времен Гетьмана, зато очень близко знает НБУ времен Гонтаревой: «Зачем руководство НБУ так жестко и беспощадно ликвидирует банки в Украине? Какая цель этой «зачистки»?» Может и не стоило бы раскрывать самые тайные замыслы НБУ, но очень уж хотелось, и поэтому банкир рассказал банкиру, в чем тут скрытый смысл. Оказывается, есть такая идея, которая подсказана МВФ и отдельными лицами из США и ЕС, и ее целенаправленно было решено реализовать в Украине, чего бы это ни стоило. Считается, что если закрыть все банки, которые так или иначе связаны с отмыванием денег, это уже будет хорошим признаком для МВФ и ЕС. А потом нужно будет закрывать все кэптивные банки (банки, где собственники кредитуют свой бизнес за счет денег банка). Кроме того, нужно закрыть все банки, где много проблемных кредитов, которые образовались во многом в результате падения курса гривны, но все равно виноваты собственники банков, так как не учли валютные риски и не подумали, что Майдан спровоцирует обвал гривны. И конечно, закрыть все банки политических конкурентов. Те банки, которые останутся, должны пройти самый жесткий международный аудит, до минимума свести работу с инсайдерами, и кредитовать только рыночных клиентов, даже если они не будут погашать кредиты. Мало того, оставшиеся банки, а точнее их собственники, будут обязаны инвестировать громадные деньги в увеличение капитала, чтобы перекрыть убытки. А еще раскрыть всех собственников банков, принять новые правила оценки рисков кредитования, провести реструктуризацию и оптимизацию отделений банков, и т.д. и т.п. Короче, должны в Украине остаться только банки, которые будут полностью соответствовать всем стандартам и требованиям директив ЕС, которые регулируют банковский и финансовый сектор. Если все это сделать, то специальный комитет при ЕС, который следит за реформами в Украине после подписания соглашения об ассоциации с ЕС, проанализирует все результаты реформирования украинской банковской системы, и, если будет ими удовлетворен, то разрешит провести имплементацию рынка капитала Украины и ЕС. А это значит, ни много ни мало, а либерализацию банковского и финансового рынка Украины. Что это означает «либерализация» финансового рынка? Рассмотрим на примере. Если будет эта либерализация, то любой украинский банк сможет выпустить еврооблигации и разместить на фондовом рынке ЕС. А это значит, что можно будет привлекать относительно дешевые деньги под 3-5% годовых в евро и на срок до 5 лет. А еще можно будет акции банка размещать на IPO в ЕС, что тоже позволит банкам заполучить много, и самое главное, дешевых и долгосрочных денег. А это значит, что банки смогут выдавать долгосрочные кредиты, и юридическим, и физическим лицам. Можно будет даже конвертировать евро в гривну и уже выдавать гривневые кредиты на 5 лет под 10% годовых. Чем Вам не чудо? – Заманчиво, – сказал первый банкир, который еще знал Гетьмана. Это действительно мечта многих банкиров заполучить фондирование пассивов в ЕС, где и денег много, и стоят они дешево и главное можно взять на длительный срок. – До кризиса 2008 года так оно и было, хотя тогда только некоторые украинские банки могли себе позволить брать в долг в ЕС. – Зато теперь, имеется в виду, когда будет проведена либерализация финансового рынка, смогут все банки в Украине, которые останутся, воспользоваться, – это уже сказал банкир, который меньше помнит Гетьмана, но больше знает Гонтареву. Но тут пару слов сказал банкир, который еще помнит Гетьмана. Во-первых, согласно соглашению об ассоциации с ЕС в лучшем случае возможно только через 7 лет запросить у ЕС разрешение на либерализацию, а как эти 7 лет прожить без нормальной банковской системы, когда банки не могут работать в условиях, когда их постоянно прессуют и закрывают? Во-вторых, где гарантия, что не получиться с этой либерализацией как с безвизовым режимом, ибо в соглашении об ассоциации с ЕС это не условие прямого действия, а только право? При этом комитет ЕС, который будет оценивать результаты работы банковской системы после реформ, может просто отказать в либерализации, тем более что понятие соответствия банковской систему Украины условиям имплементации с ЕС очень запутанное и нечеткое, тут возможно любое трактование. И в-третьих, не случиться ли так, что после «зачистки» уже будет некому брать кредиты и размещать акции в ЕС? Ибо если у нас останется пару полу нормальных банков, то они просто будут неспособны обеспечить нормальную работу банковской системы, а их монопольное положение вообще не будет их стимулировать делать что-то хорошее для экономики и украинцев. Вот на эти три «если», банкир, который плохо знал Гетьмана, ничего четко ответить не смог, кроме того, что нужно пробовать, «авось получится», а если не получится, то – бывает…
Новостная лента