Фильтр по регионам
Участники операции
Яндекс.Метрика
?>
Повторение пройденного. Вьетнамский опыт

30.06.2015

22 декабря 1944 в джунглях Северного Вьетнама будущий генерал Во Нгуен Зяп сформировал первый «вооружённый агитационный отряд», задачей которого было осуществлять боевые действия против японских и французских оккупантов. Отряд насчитывал 34 человека вместе с командиром и вооружён был крайне скудно. В том числе кремниевыми ружьями и бамбуковыми пиками. Уже через два дня отряд прошёл первое боевое крещение – были совершены нападение на французские блокпосты… Этот день считается с тех пор днём Вьетнамской Народной Армии. 12 апреля 2014г. группа Стрелкова, в составе 54х человек заняла городской отдел милиции г. Славянска и уже на следующий день была проведена операция по ликвидации офицеров СБУ, пытавшихся въехать в город. В отличии от вьетнамцев, вооружение у них было приличнее… Так возникла армия Новороссии. Правда, день Вооружённых Сил Новороссии ещё не установлен… Казалось бы, что может быть общего, между историей Вьетнама и Украиной ? Расстояние в тысячи километров, совершенно иное население, иная культура, но удивительные аналогии всё же прослеживаются между этими историями, несмотря на все различия между ними. Украина возникла, как государство, в марте 1919г. по решению Харьковского съезда народных депутатов и получила полную независимость 24 августа 1991г. До этого такого государства в природе не существовало, поскольку вся нынешняя территория Украины была сперва древнеславянским княжеством Русь, потом частично была оккупирована европейцами, потом поэтапно освобождена от них, сперва Российской империей, потом СССР, который и создал украинскую государственность. Вьетнам веками развивался самостоятельно, но в 1858г. Франция вторглась на территорию Южного Вьетнама. Почему ? Потому, что правительство Вьетнама, по мнению французов, не исполняло в должной мере договор о свободе торговли. Примерно под такими же основаниями были затем, оккупирован средний Вьетнам (Аннам) и северный (Тонкин). К 1885г. никакого Вьетнама больше не было – он являлся составной частью Французского Индокитая, и был разделён на три провинции с разным статусом. Вьетнамцы неоднократно поднимали против оккупантов восстания. Французы упорно пытались ассимилировать если не всю страну, то хотя бы высшие слои населения. Землевладельцы и знать получали образование в католических школах, учились во французских университетах, приобщались к европейской культуре. Образовался целый слой местной элиты, «евроинтеграторов», плотно сотрудничающей с колониальной администрацией. На юге их было больше, на севере – меньше. В сентябре 1940г. Индокитай был оккупирован японцами. Возможно, кого-то удивило, что в декабре 1944г. отряд Во Нгуен Зяпа напал не на японские, а именно на французские блокпосты. Откуда бы им взяться там, на четвёртом году японской оккупации ? Но таковы особенности участия Франции во Второй мировой войне. В отличии от тупых, советских «ватников», цивилизованные французы посопротивлявшись пару недель, подписали капитуляцию и спокойно сосуществовали вместе с немецкими оккупантами все годы войны. Французская полиция патрулировала улицы, занималась депортацией евреев, конвоировала молодёжь на работы в Германию, ловила подпольщиков и партизан, которые считались «террористами». Вот точно так же, колониальная администрация Индокитая вполне мирно сотрудничала с японскими оккупационными войсками, не предпринимая никаких попыток сопротивляться. А вот непутёвые, дикие вьетнамцы – сопротивлялись, по мере сил. После капитуляции Японии, вьетнамцы свергли марионеточного японского ставленника, императора Бао Дая и провозгласили независимость. Сей факт категорически не устроил французов, которые намеревались триумфально, как победители, вернуться в свои колонии и продолжать их мирно обирать. Они даже согласились на контролируемую ими независимость страны, провозгласив образование «государство Вьетнам» во главе со всё тем же Бао Даем. Провозглашённую в Ханое Демократическую Республику Вьетнам, во главе с Хо Ши Мином, они не признавали. После нескольких лет безуспешных переговоров, Франция развернула против северных «сепаратистов» «антитеррористическую операцию». В ноябре 1946г. французский флот открыл огонь по жилым кварталам портового города Хайфон, так как «мятежники, незаконно захватившие город» отказались сдаваться. Результат – погибло, по разным оценкам, от 1000 до 2000 человек. Бои в городе продолжались до февраля 1947г., после чего вьетнамские патриоты вынуждены были отступить в джунгли. Французы продолжили наступление и, вскоре, контролировали все крупные населённые пункты. Силы вьетнамцев, Вьетминь, были оттеснены в горные районы, к китайской границе. Снабжались они плохо, испытывали огромный недостаток тяжёлого вооружения, обучены были из рук вон… Тем не менее – они сражались. И сражались очень успешно. В сентябре 1950г. французы попытались отрезать поставки оружия из Китая и заблокировать границу. В результате все пограничные гарнизонов были разгромлены, а в октябре французская армия попала в котёл под Каобангом, где понесла огромные потери – свыше 7000 убитыми и ранеными, сотни единиц техники были уничтожены и попали в руки Вьетминя. Следует отметить, что в едином строю с Французским иностранным легионом (который в тот период был плотно укомплектован бывшими бойцами вермахта, СС, венгерскими, итальянскими и прочими фашистами, скрывавшимися от правосудия), армией Французской республики со своими собственными соотечественниками воевали почти 150.000 военнослужащих армии «государства Вьетнам», в основном южан. В начале 1953г. силы Вьетминя развернули боевые действия на территории королевства Лаос, который тоже входил в состав Французского Индокитая. С целью отрезать снабжение развёрнутой там вьетнамской группировки, французы создали в районе Дьеньбьенфу, на самой границе с Лаосом, плацдарм. Однако, операция, задачей которой было разрезать силы Вьетминя надвое, развернулась совершенно в ином направлении. Кошка стала мышкой, французы попали в окружение. Тяжелейшие бои продолжались почти два месяца, , пока 7 мая 1954г. остатки французского гарнизона не капитулировали. Франция вынуждена была сесть за стол переговоров в Женеве и признала правительство ДРВ. Страна «временно» была разделена пополам, по 17ой параллели, и, согласно достигнутых соглашений, через два года там должны были пройти всеобщие выборы, которые и объединили бы её условно проевропейский Юг, и прокоммунистический Север. Естесственно, из этого ничего не получилось, поскольку в игру вмешались американцы, только-только закончившие Корейскую войну. На протяжении всего конфликта примерно 80% французских военных расходов покрывали американские поставки, а непосредственно в военных действиях участвовали более 200 военных советников США. Вместо исполнения женевских договорённостей, генерал Нго Динь Зьем, узурпировал власть, провозгласил территорию Южного Вьетнама Республикой Вьетнам, и начал подготовку к войне с Демократической Республикой Вьетнам на севере. Их он, так же, как и французы, считал сепаратистами. Американские и французские инструкторы занялись подготовкой южновьетнамской армии, были созданы ряд специализированных контр-партизанских и диверсионных подразделений. Формально, и ДРВ, и РВ являлись самостоятельными, независимыми государствами. Однако, каждое из них, считало только себя легитимным представителем суверенитета страны. В точности, как КНДР и Республика Корея, как КНР и Республика Китай. Это была одна из схем, запущенных США для борьбы с «мировым коммунизмом» – не можешь захватить страну целиком – оторви от неё хотя бы кусок и всюду выдавай за законную власть не этого, ампутированного куска, а всей страны. Если есть возможность захватить вторую половину – немедленно сделай это. Не получается – подкармливай и вкладывай деньги, вооружай и помогай. До тех пор, пока вторая половина не окажется слабее. В мире, существующем по правилам ООН вооружённая агрессия одного государства против другого является преступлением и должна быть наказана. Таким образом, во время Корейской войны, «международные силы ООН», на 2/3 состоящие из военнослужащих американской армии, воевали на стороне Южной Кореи против КНДР. И едва не победили, если бы не прямое вмешательство соседнего государства, которое в то время даже не было представлено в ООН. Место Китайской Народной Республики в СБ ООН до 1971г. занимал представитель Тайваня, именуемого Республикой Китай. И даже в этом случае, чтобы избежать обвинений в агрессии, китайские военные, формально, не являлись военнослужащими НОАК, а были, всего лишь, «добровольцами», что, с точки зрения ООН – не наказуемо, будь их даже несколько миллионов. Точно так же и ДРВ не мог начать прямое вторжение в РВ, поскольку, в этом случае, Ханою также пришлось бы столкнуться с вооружённой реакцией всего мира, как впоследствии, Ираку. Поэтому, официально, Сев. Вьетнам в боевых действиях в Республике Вьетнам – не участвовал. Там, против проамериканского правительства Сайгона воевал возникший в 1960 году Национальный фронт Освобождения Южного Вьетнама, больше известный нам по американскому термину «Вьетконг». Безусловно, бойцы НФОЮВ снабжались оружием, литературой, агитационными материалами со стороны Ханоя. Об этих «вопиющих фактах» грубого вмешательства в суверенитет законного, «демократического» правительства в Сайгоне ежедневно трубили все южновьетнамские медийные источники. Однако, прервать это снабжение так и не удалось, несмотря на колоссальные усилия со стороны армии США, а также спецслужб и других силовиков РВ. Американские специалисты, при гигантских вливаниях в подготовку армии и полиции Республики Вьетнам, так и не смогли за 20 лет создать достаточно эффективную структуру, которая способна была бы победить партизан из «Вьетконга». Несмотря на многократные заверения в том, что «вьетконговцы» практически уничтожены, рассеяны и только немногие прячутся в глухих джунглях – реальность демонстрировала совершенно другие результаты. Партизаны действовали решительно, даже нагло. Их базой была, в основном, сельская местность, однако, и в городах у них было довольно много сторонников, как среди людей с левыми взглядами, так и среди националистов. Режим генерала Нго Динь Зьема был откровенно прозападным, состоял из представителей католического меньшинства, поэтому не пользовался поддержкой ни со стороны огромной буддийской общины, ни со стороны европеизированных южновьетнамских военных. Тотальная коррупция, родственники президента, поставленные на все значимые должности, крайне низкая эффективность управления, неспособность справиться с «террористами из вьетконга» – всё это также не добавляло ему популярности. Естественно, его ненавидели и партизаны, несколько раз пытавшиеся устроить на него покушения. Покушались на него и свои же военные, неудачно отбомбившиеся по президентскому дворцу в 1962г. В конечном итоге, американские советники пришли к выводу, что первое лицо Южного Вьетнама более не представляет интереса. Произошёл быстрый переворот, недальновидному Нго Динь Зьему выстрелили в затылок, а его место заняли другие люди. Такая чехарда, с переворотами и отставками длилась в Южном Вьетнаме вплоть до прихода к власти очередного проамериканского зиц-председателя, Нгуен Ван Тхьеу, который даже победил на «демократических выборах», набрав аж 38% голосов. Всё это время, США наращивали объёмы своей помощи и своё военное присутствие. Отчаявшись справиться с партизанами силами своих южновьетнамских союзников, США вынуждены были перейти к прямому участию своих вооружённых сил в конфликте. С 1965г. начались регулярные бомбардировки территории ДРВ, а также контрпартизанские операции американской армии в Южном Вьетнаме. Против партизан применяли самые изощрённые методы борьбы, начиная от полицейских «антитеррористических операций» и заканчивая всякой экзотикой, типа опрыскивания джунглей дефолиантами или умышленного уничтожения плодородного слоя почвы с помощью сотни бульдозеров. Ничего не помогало. Американцам так и не удалось прервать снабжение НФОЮВ по «тропе Хо Ши Мина» и подавить сопротивление и подполье. Силы «Вьетконга» действовали централизованно и эффективно. Центральный штаб движения находился в Ханое. Представительства были открыты в ряде стран социалистического лагеря, а в 1969г. представители Народного фронта даже объявили о создании на оккупированной американцами территории собственной Республики Вьетнам, со своим правительством и структурой. Подполье было настолько обширно, что например, персонал популярного кафе «Бинь» в Сайгоне, в котором обедали американские штабисты, полностью состоял из вьетнамских разведчиков. Многие, находящиеся на самых высоких постах южновьетнамские военные и представители спецслужб были завербованы разведкой ДРВ «Ту-ве», включая, руководителя специальных отрядов по борьбе с партизанами «Фыонг-Хоан» Чао Трана. Сайгонское правительство постоянно заявляло о том, что войну ведут, в основном, кадровые военнослужащие северо-вьетнамской армии и, даже, целые воинские подразделения. Мировой общественности часто представлялись доказательства северо-вьетнамской агрессии : оружие, документы, захваченные в плен представители армии ДРВ. Всё это было призвано свидетельствовать в пользу того, что демократическая, маленькая, свободолюбивая страна изо всех сил бьётся с коммунистическим, варварским агрессором из соседнего государства. Правда, на мировую общественность тогда больше действовали истории о чудовищных бомбардировках мирных кварталов Ханоя американской авиацией, а также жуткие истории о деятельности южно-вьетнамских спецслужб, отличавшихся немыслимой жестокостью. В конечном итоге, попав в стратегический тупик, при котором ни они не могли победить партизан Южного Вьетнама, ни партизаны не могли существенно потеснить американцев, США и Южный Вьетнам согласились подписать в Париже, в 1973г. перемирие, по которому армия США выводится с территории Республики Вьетнам. С этого момента, вопрос падения проамериканского правительства Тхиеу в Сайгоне был делом времени. После проведения ряда пробных операцией в провинциях, которые показали, что южновьетнамская армия без поддержки американскими специалистами существенно утратила боеспособность, а сами американцы не реагируют на успешные операции партизан, решено было окончательно решить вопрос разделения страны. Начавшееся широкомасштабное наступление всех сил НФОЮВ при непосредственной поддержке несколькими дивизиями ДРВ, поставили точку на существовании в Южном Вьетнаме проамериканского правительства. Президент Тхиеу бежал. Вместе с ним из страны бежали на американских вертолётах наиболее одиозные представители власти, спецслужб, армии, политические деятели. Утром, 30 апреля 1975г. над президентским дворцом в Сайгоне был поднят флаг ДРВ. Страна была освобождена и объединена. Судьба тех, кто по каким-то причинам не смог выехать, оказалась разной. Военных преступников, коллаборантов, журналистов, членов карательных отрядов и спецслужб ждал трибунал, потом либо расстрел, либо ссылка в лагерь на общественно-полезные работы, в зависимости от степени вины. Списки были заранее подготовлены местными партизанами и незамедлительно передавались сотрудникам Главного политического департамента ДРВ после освобождения того, или иного города. При этом, некоторые военные преступники, успевшие бежать, находились в розыске и вьетнамскими спецслужбами был проведён ряд операций за границей по их ликвидации. После объединения Вьетнама оттуда началась массовая эмиграция всех, кого не устраивали новые правила игры. Вплоть до 1986г из страны попытались бежать более миллиона человек, из которых, при попытке пересечь море, погибло почти 250.000. Общие потери вьетнамцев в войне составили без учёта миграции – около 4х миллионов человек, из которых 1.300.000 – потери армии ДРВ, формирований НФОЮВ и силовых структур Южного Вьетнама. Потери США и их союзников – 58.000 погибшими и 300.000 ранеными. Плюс к этому, около 100.000 ветеранов Вьетнама, покончивших жизнь самоубийством за годы после войны. Вьетнамские эмигранты и их потомки, проживающие в США, Канаде, в Европе, те, которые не были прямо виновны в преступлениях против своего народа, теперь имеют шанс вернуться на родину и, некоторые, уже возвращаются. У преступников шансов нет. Дома их ждёт трибунал и суровый приговор. Казалось бы – причём здесь Новороссия ? Стратегия Евро-Атлантической цивилизации, то есть, США и их сателлитов, условно именуемых «цивилизованным миром» направлена на установления контроля над Старым Светом, то есть, Евразийским континентом. Холодная война велась не с социалистической системой, а со всей Евразией в целом. Сперва, в качестве эксперимента, была проведена война в Корее, которая, в целом, завершилась в ничью. Аналогичная тактика раздела одного государства надвое и стравливание обеих его частей осуществлялась и во Вьетнаме, но тут окончилась поражением проамериканского режима. Американские советники в каждом случае действуют согласно уже готовых, известных им шаблонов и тем же приёмам обучают войска подчинённых им режимов. Так, мы видим, что украинская армия, пытаясь подавить вооружённое восстание в Донецкой и Луганской областях, действовала так же, как и французы во время первой Индокитайской войны. И совершали те же самые ошибки. Так, попытка отрезать пути снабжения группировок ополченцев от российской границы, привели к тому, что пограничные заставы украинцев были блокированы, подверглись нападению и были захвачены. Затем, силы ВСУ, осуществлявшие операцию по взятию под контроль приграничной территории, всё с той же целью – отрезать отряды ополчения от «военторга» – оказались в окружении и были разбиты. Попытка их деблокирования привела к ещё более тяжким последствиям. Новороссийский Дьенбьенфу называется Иловайск. Параллелей у этих двух войн очень много. Известно, например, что французские парашютисты, окружённые в укреплении «Изабель», сдаваться отказалось и пошли на прорыв. Точно так же, группировка украинских десантников, окружённая под Дьяково, сквозь позиции ополчения сумело прорваться мимо г.Красный луч к Дебальцево. После жестокого поражения у Дьенбьенфу французская администрация вынуждена была пойти на переговоры с правительством Хо Ши Мина. После поражения у Иловайска, украинское правительство вынуждено было согласиться на мирные переговоры в Минске. Следует отметить, что причиной для мирных переговоров стала не сколько победа Вьетминя, сколько его неспособность продолжать вооружённую борьбу против оккупантов. Потери вьетнамцев при Дьенбьенфу были огромны. Причиной переговоров в Минске после Иловайска, и последующих, после разгрома ВСУ в Дебальцево, было вовсе не желание оттянуть военный разгром киевского режима, а большие потери республиканских формирований при проведении этих операций. Точно так же, как и во Вьетнаме, на территории, подконтрольной Киеву, были созданы специальные карательные батальоны, чья задача – борьба с подпольщиками и партизанами. Украинцы, как и сайгонский режим, помимо контрпартизанских мероприятий, осуществляет и диверсионную деятельность в Новороссии, забрасывая на освобожденные территории свои спецгруппы. Как и во Вьетнаме, карателей готовят американские и европейские военные инструкторы. Точно так же, как и во Вьетнаме, части ВСУ осуществляют постоянные обстрелы мирных жителей, сознательно разрушают промышленную и коммунальную инфраструктуру региона. Однако, в данном случае, американцами был учтён свой вьетнамский опыт. Видимо, воспоминания сенатора Маккейна, сбитого силами советского ПВО над Ханоем, существенно повлияли на рекомендации экспертов. Ну и, скорбное состояние украинских ВВС, неспособных завоевать господство в воздухе даже при полном отсутствии авиации у противника. Поэтому террористические обстрелы городов Донбасса ведутся исключительно при посредстве РСЗО и крупнокалиберной артиллерии. С нашей стороны есть и свои «тропы Хо Ши Мина», которые, однако, действуют в условиях, намного более благоприятных, чем та, которая проходила по влажным джунглям Лаоса. Доставка грузов по ней, в некоторых случаях, проходила пешим порядком. Таким образом на позиции доставляли не только провиант, но даже артиллерию, снаряды и бронетехнику в разобранном виде. Некоторые особо рафинированные патриоты, постоянно пеняют Кремлю на неспособность защитить своих сторонников в Новороссии от обстрелов и нападений. Часто аппелируют к тов. Сталину, который, будь он жив, показал бы агрессору «кузькину мать». Однако, когда Сталин был жив, в аналогичных условиях Корейского конфликта, он так и не ввёл части Советской Армии в страну, несмотря на настойчивые просьбы тов. Ким Ир Сена. Действующие в небе Кореи советские пилоты, формально, были такими же добровольцами, какими сейчас являются некоторые бойцы армии ДНР и НМ ЛНР. В отличии от ура-патриотов, он прекрасно знал, в какую цену может ему обойтись такая операция. Гораздо позже, его наследники такую цену всё таки заплатили, прямо введя в Афганистан нашу армию. Не было Советской Армии и во Вьетнаме, не считая представителей разведки, инструкторов ПВО и других технических специалистов. А Армии ДРВ официально не было в Республике Вьетнам, хотя все прекрасно понимали, что она там присутствует. Поэтому Российской армии в Новороссии – тоже нет. И, если исходить из вьетнамского и корейского опыта – и не будет. Добровольцы – будут. Военная и гуманитарная помощь – будет. Советники и инструкторы – будут. Прямого военного вторжения – не будет. Безусловно, помимо параллелей, есть и отличия. Во-первых существенно отличается население. Вьетнамцы годами жили под американскими бомбёжками и упорно не желали сдаваться. Причём, масштабы жертв и разрушений, не идут ни в какое сравнение с теми потерями, которые понёс Донбасс. Они не требовали ни от КНР, ни от СССР немедленно ввести армии и защитить их от падающих бомб. Вьетнамцы непрерывно воевали более 30 лет, участвуя в боях против наиболее современных и подготовленных армий, японской, французской и американской. Вооружённые силы Новороссии на данном этапе, (во всяком случае – пока) воюют не непосредственно против американских ВС, а против американских сателлитов, аналогичных армии Южного Вьетнама. Киевский режим действует сейчас так же, как и их идейные предтечи в Сайгоне – будучи разгромленными в сражениях за приграничные районы, они перешли к тактике создания укрепрайонов и сплошных линий обороны. Цель их – не дать ВСН выйти на оперативный простор и сковать их действия в тех районах, которыми, они, по факту, завладели. Во Вьетнаме, в ответ на это был создан, Народный Фронт Освобождения Южного Вьетнама, который развернул полномасштабную партизанскую войну против проамериканского правительства Нго Динь Зьема. Укрепрайоны южновьетнамской армии окружались, пути подъезда к ним блокировались, военнослужащие, члены Гражданской гвардии и полиция постоянно и методично обстреливались. Война внутри территории противника позволяла осуществлять нормальное государственное строительство в ДРВ, постоянно отвлекала ВС Южного Вьетнама от концентрации сил на границах с Севером. На территории Новороссии, оккупированной Украиной, пока что ничего подобного не происходит, за исключением эпизодических случаев. Отсутствие серьёзной подпольной борьбы позволяет ВСУ полностью сосредоточиться на границах освобождённых от Украины территорий. Эту ситуацию следует решать незамедлительно и, я полагаю, она будет решаться. Этот же фактор говорит о том, что пока, прямого военного вмешательства не будет и со стороны НАТО. Во Вьетнаме американцы вмешались непосредственно только тогда, когда южновьетнамские силы получили ряд существенных ударов от НФОЮВ, когда под контроль патриотов попало почти 40% территории Южного Вьетнама. Поскольку, у нас пока нет своего Вьетконга на Украине, а СБУ, МВД и Нацгвардия свободно осуществляют репрессии в отношении противников режима, у НАТО нет никакого повода вмешиваться. А вот нарастающий поток военной помощи, будут НАТОвские инструкторы, будут финансовые вливания в донельзя коррумпированный и продажный режим Нго Динь…, простите, Порошенко. Когда режим окажется неспособным контролировать ситуацию и окончательно погрязнет в личных разборках за власть и разворовывание денег, найдутся «патриотично настроенные, энергичные военные», которые совершат переворот и тихо пристрелят «шоколадного зайца» в каком-нибудь подвале, поставив на его место более вменяемый персонажа. Уж не знаю, будут ли украинские ВВС бомбить президентский дворец, как в Сайгоне в 1962. Честно говоря – сомневаюсь. А вот, допустим, обстрелять из миномётов так, как украинские диверсанты любят делать в Донецке и Луганске – это вполне может быть. Возможно, некоторых наших соратников пугает достаточно массовая поддержка Киева со стороны населения, однако, сайгонский режим тоже поддерживали немало людей, создавая в медиапространстве картину всеобщего единства перед лицом «коммунистической агрессии с Севера». В южновьетнамской армии, спецслужбах, полиции служило почти полмиллиона человек. Это не считая политических деятелей, разнообразных журналистов, общественных активистов и т.д. и членов их семей. Большая часть потом бежала. Оставшиеся ответили за свои деяния. Поэтому, впереди нас ждут большие и серьёзные испытания. Переговоры в Минске – это не «слив Новороссии», не «предательство кремлядей» – это продолжение войны другими средствами. Слива не будет в принципе. Будет война, к которой нужно готовиться в полной мере, без всяких скидок на то, что «какая война в центре Европы в наш век!?». Потом, после многих лет войны, после страшных разрушений, после экономического коллапса, после голода и болезней, после десятков, а возможно, и сотен тысяч жертв с обеих сторон, режим в Киеве рухнет. На опустевшие улицы древнего русского города въедут танки освободителей. А в это время с крыши американского представительства отчалит последний вертолёт с членами проигравшего правительства. И тысячи эмигрантов побегут через польскую границу, ища спасения от праведного суда народных трибуналов. Вьетнамцы смогли. Почему мы не сможем? Кирилл Ч.
Новостная лента