Фильтр по регионам
Участники операции
Яндекс.Метрика
?>
Почему неизбежна новая волна безработицы в Украине – Юрий Шпак

27.07.2015

Приготовьтесь к потере работы. Сегодня в группе риска каждый трудоспособный украинец. Уже скоро ваша профессия и навыки могут оказаться бесполезными. Вы должны понимать, что государство практически не имеет влияния на рынок труда и мало чем поможет. Забудьте о «создании рабочих мест», «инвестициях» — все это сказки политиков, не понимающих того, к чему движется экономика нашей страны (и всего мира). Скучные цифры статистики оставим в стороне, отметив, что безработица по оценке Международной организации труда в Украине уже перевалила за 10%, а сайт государственной службы занятости откровенно заявляет, что у него на 33 тыс. вакансий 787 тыс. желающих получить работу или 23 человека на место. Нам еще конечно далеко до безработицы в Греции, Испании, но в нищей Украине ситуация с занятостью не может быть лучше, чем в относительно благополучных странах ЕС. У нас безработица носит системный и скрытый характер. Эти 23 человека на место лишь вершина айсберга, многие просто в службе занятости не зарегистрированы. Рассмотрим причины устойчивого сокращения рынка труда в Украине. Первое, что приходит на ум — экономический кризис, война, разрушение производства на востоке страны. Это любимые версии нашей власти. Правда состоит в том, что Украина это экспортно-ориентированная страна, застолбившая себе нишу металлургии низкого передела и такого же уровня продукции АПК. Различные машиностроительные и приборостроительные производства в Украине проходят или прошли стадию утилизации. Если даже немецкий гигант «Siemens» сокращает производство энергетических машин и увольняет более 7000 сотрудников по всему миру, то на что рассчитывать «Зоре-Машпроекту» или «Турбоатому» на европейском и мировом рынках? Все они, вместе с другими промышленными гигантами никому не нужны, как не нужны самолеты «АН» в мире господствующих «Airbus» и «Boing». Россия, к примеру, попробовала хитрый трюк и укомплектовала свой проект «Sukhoi Superjet 100» западными комплектующими, и все равно – никого самолет не заинтересовал. При этом наша еще вчера возможная кооперация в Евразийском союзе с Россией проблемы бы не решала, а просто по времени отодвигала бы закономерный финал – основные фонды нашего машиностроения морально и физически устарели, а модернизировать нет ни средств, ни технологий, ни институтов. На Западе денег на модернизацию не дадут, а внутри страны проводить еще один голодомор под индустриализацию никто не станет. Да, и кадров таких уже нет. Система профтехобразования в Украине уничтожена, высшая инженерная школа застряла в глубоком прошлом. Итак, в Украине ушли и постепенно уходят в небытие целые кластеры высокотехнологичного производства. «Южмашу» на днях отключили электричество за долги. Процесс этот необратим. Мы идем в ЕС, а там даже картошку под домом выращивать нужно по директиве из Брюсселя. Строить самолеты и турбины никто не даст. Это не плохо, и не хорошо — просто факт. Отечественная металлургия подошла к своему закономерному финалу. Во-первых, она морально и физически устарела, во–вторых, в мире продолжается экономический спад, который характеризуется тотальным падением спроса. Металл не нужен. Сотни новых металлургических заводов только в одном Китае законсервировано, нарастила сталелитейную промышленность и Турция. Их заводы современны, энергоэффективны и продуктивны. А у нас, например, до войны 15 тысяч работников Алчевского металлургического комбината выплавляли 3 млн. тонн стали. В то же время в Германии 4,5 тыс. человек на заводе производят 6 млн. тонн стали. Выводы в контексте занятости и ее перспектив в Украине очевидны — даже при работающем рынке под сокращение потенциально попадает более 70% рабочего персонала. А у нас еще и война, и потеря рынков сбыта, и кризис. Остается сельское хозяйство, но с ним, вообще, все элементарно – такого количества сельского населения (30% от всех жителей страны) при современных аграрных технологиях не нужно. Все это понимают, но делают вид, что проблемы нет. Раньше крестьянин мог пойти работать на завод. Сегодня это невозможно. О заводах так много написано было потому, что они являются основой для построения следующей, более продвинутой формации – экономики услуг. Там-то и «произрастает» средний класс, сегодня стремительно теряющий рабочие места. Все происходит постепенно. Кроме внутреннего сворачивания рынка труда, на страну давят внешние объективные факторы. Кроме падения спроса на украинскую продукцию и обострения общемировой конкуренции, во всем мире происходит технологическое и необратимое вытеснение труда среднего класса, описанное американским социологом и профессором Рендаллом Колинзом в последнем труде «Средний класс без работы: выходы закрываются». Благодаря развитию IТ технологиям, сокращаются рабочие места в финансовом секторе, в частности банковском, страховом, торговые роботы вытесняют неповоротливых трейдеров на биржевых рынках, кассиры в супермаркетах заменяются системами электронного самообслуживания и т.д. В Украине в мир иной уже ушло 50 банков, уйдет еще столько же под давлением требований МФВ. Ожидают своего закрытия порядка ста страховых компаний в Украине. К слову о банках. Банки в Украине не выполняют своей основной экономической функции – кредитования предприятий. Это тоже прямо влияет на занятость. Так как они не кредитуют украинский бизнес под адекватный процент (таким не может быть более 30% эффективной ставки), то бизнес загибается и умирает. Умирает тот же вышеупомянутый «Антонов» — он не может как «Airbus» кредитоваться под 5-6%, и к нему не стоит очередь банков. Без длинных и дешевых кредитов, у нас не будет научных разработок, серийного производства и рабочих мест. И так по всем сферам украинской экономики. Суть капитализма в развитии на заемные средства. У нас капитализм не работает. Итак, украинский рынок труда чувствует на себе давление со всех сторон и находится в фазе глубокого падения и сокращения. Процесс входит в замкнутую фазу: сокращение рабочих мест – падение внутреннего спроса — сокращение выручки – сокращение рабочих мест… Не получая подпитки от экспортно-ориентированных предприятий, сужается рынок услуг, базирующийся на внутреннем потребителе. А это, прежде всего, потеря работы для среднего класса. Какие бы решения не принимало государство, оно не в состоянии решить проблему увеличивающейся безработицы. Сокращению также подлежит, прежде всего, государственный сектор – приватизация госпредприятий (и их последующее закрытие), сокращение госаппарата и бюджетной сферы. В парламенте уже лежит законопроект о переводе здравоохранения из бюджетной сферы в коммерческую. Где коммерческий подход, там нет места для неэффективной численности медперсонала. Опять сокращения. Кризисные явления в китайской экономике, проблемы Греции и ее соседей в ЕС тоже оказывают прямое долгосрочное давление на экономику Украины и на ее рынок труда. Китай прошел фазу экстенсивной индустриализации, он отстроил тысячи новых заводов и десятки новых городов. Они стоят пустыми. Пузырь раздутого китайского спроса уже начинает лопаться, со всеми вытекающими последствиями для украинских экспортеров и соответственно украинских работников. Потребности украинского ВПК в расширении производства в период войны с РФ не решает проблему занятости или решает ее локально. Сегодня практически все рабочие специальности охвачены работниками пенсионного и постпенсионного возраста. Молодежь не хочет идти «крутить гайки». Пока не хочет. Но когда она поймет, что рабочих мест в офисах больше не становится, молодые люди упрутся в отсутствие должной образовательной инфраструктуры – технические профтехучилища в Украине практически умерли как класс. А те, что остались, располагают парком станков и оборудования средины прошлого века. Мы попадаем в очередную «мертвую петлю» — возрождать профтехучилища с современной материально-технической базой очень дорого, но и выпускать специалистов на текущей технологической платформе – деньги на ветер. Так или иначе, делать что-то надо и как-то пытаться выровнять ситуацию с занятостью. Рецепты есть, но власть на них не пойдет, так как ориентирована на предвыборный популизм. А что можно было сделать? Первое — тотальная либерализация трудового права. Работодатель должен с легкостью нанимать и увольнять персонал. Широкое применение аутстафинга, срочных контрактов, прикручивание профсоюзных «хотелок». Впрочем, профсоюзы — отмирающий социальный институт эпохи индустриализации. С дальнейшей приватизацией украинских предприятий, «кормовая база» профсоюзов будет стремительно исчезать. Второй шаг, ставший банальностью, – снижение фискальной нагрузки на фонд оплаты труда. В-третьих, либерализация и пересмотр принципов работы службы занятости. Например, снять ограничения в поиске работы по уровню предыдущей зарплаты. Большинство вакансий не закрывается, так как стоящий на учете безработный получал на предыдущей работе больше (до кризиса). Сегодня Служба занятости не ищет работу, а выполняет функции собеса — выдает пособия. Когда срок выдачи пособия истекает, безработный снимается с учета и идет на улицу, а государство получает статистику сокращения безработицы: нет регистрации — нет безработного. Нет человека – нет проблемы. Покинувшие стены службы занятости безработные не растворяются в пространстве, а постепенно накапливают критичную массу недовольного и революционно настроенного населения. При этом ядро этой социальной группы составляют образованные, активные люди – бывший средний класс. Риски существенно повышаются для текущей власти, и уже осенью мы сможем в этом убедиться.
Новостная лента