Фильтр по регионам
Участники операции
Яндекс.Метрика
?>
«НАТО страшней России»

15.04.2015

Иностранные журналисты, приехавшие в Новороссию, давно уже стали привычной частью нашей жизни. Кого только не было на улицах Донецка – японцы, англичане, французы… Но в этой паре было что-то особенное. Мария – Елена Скандалиато и Бруно Федерико прибыли из Италии для того, чтобы снять фильм о событиях в Донбассе. Мы общались с ними ровно в годовщину с того самого дня, когда возмущенные люди впервые взяли штурмом здание областной администрации и потребовали проведения референдума, – 3 марта. Публиковать результаты интервью было нельзя до тех пор, пока наши гости не вернутся на родину, иначе вылет из Киева был бы для них делом непростым. И вот теперь, когда необходимые для безопасности временные рамки соблюдены, этот материал занимает своё заслуженное место в рубрике «Зона оккупации». Право решать, что сейчас оккупировано в большей степени – Украина или Европа – мы оставляем за читателем. Хотелось узнать Вашу мотивацию. Почему Вы сюда приехали? Мария: Мы приехали сюда, так как понимали, что идёт война внутри Европы, гражданская война. Мы захотели приехать сюда и понять, почему эта война разразилась, почему она вообще тут идет и какую ответственность несет Европейский Союз и наша страна в этих событиях. Хотелось также понять, является ли это движением сопротивления в Донбассе против ЕС. И как, похоже, что мы ведем войну против ЕС? Бруно: Нет. У людей разные мнения об этой войне. Кто-то говорит, что это замысел России, кто-то говорит – народное восстание, кто-то считает, что это битва между ЕС и Россией. Люди много чего говорят. Но все же мы заинтересованы в том, чтобы самим понять, что здесь произошло. Мы приехали сюда, чтобы попытаться понять истории этих людей, почему они восстали и какие причины разожгли эту войну. Это война на Европейском континенте. Все очень сложно и запутанно. Сначала мы тоже думали, что большинство из вас террористы. Наши СМИ никогда не давали весомых аргументов и не проводили тщательных расследований. Поэтому мы и приехали сюда, чтобы понять, почему ваша армия восстала против украинского правительства. Это также ключ к пониманию «майдана» в Киеве. Вы хоть раз видели российские танки здесь? Мария: Нет. Может быть, российские войска? Бруно: Нет. Может быть, медведей на улице? Мария: (смеется) нет. С тех пор как мы здесь, мы ни разу не видели российских войск на улицах, которые якобы захватили эту страну. Мы их не видели. И это очень важно. Мы стараемся рассказать настоящую историю этих людей европейцам и американцам. Потому что информация очень искажена. Я думаю, это в интересах большого количества сторон. Ведь очевидно, что у ЕС была своя заинтересованность в «майдане». Возможно, Россия тоже заинтересована в независимости Донбасса. Наверное, главный вопрос состоит в том, что собственно жители Донбасса думают об этом. Потому что Донбасс охвачен войной, есть экономические сложности и люди живут в этом положении уже год. И мы хотим увидеть, как живут люди и что они думают об этом. То есть Вы хотите рассказать правду? Мария: Да. А как Вы думаете, какая будет реакция в Европе и Америке на эту правду? Мария: Мы не знаем. Потому что мы не знаем, кто купит наши работы, кто заинтересован в них. Мы расскажем то, что видим. Ясное дело, мы хотим это рассказать. Собственно, поэтому мы фрилансеры. Мы хотим быть независимыми и свободными для того, чтобы поведать те вещи, которые видим. Независимыми, как Донбасс? Мария: Да (смеется), именно так. Но если никто не захочет опубликовать наши работы, мы не сможем ничего сделать. Существует много исследовательских работ, которые так и не увидели мир. Потому что некоторые просто не хотят показывать важных вещей. И если это так, то надо сделать, например, фильм, который действительно заинтересует людей в происходящем. Существует множество возможностей информирования людей, не только с помощью основного потока СМИ, но и с помощью интернета и независимых газет. Что Вы ожидали увидеть в Донбассе? Бруно: Мы не знаем. Возможно, за эти 15 дней, что мы пробыли тут, мы не приблизились к пониманию всей ситуации. Мы не считаем, что за эти 15 дней мы поняли всю сложность данного конфликта, но, возможно, поняли настроение людей, что живут здесь. Вы были как в Донецке, так и в Киеве. Какая разница между двумя этими городами? Мария: Первое отличие в том, что Киев создает впечатление тихого города, будто там ничего не произошло. Я имею в виду, что магазины постоянно открыты, везде всё можно найти. Но очень заметен отклик национализма в их «патриотизме». И война чувствовалась. А когда мы приехали в Донецк, мы были впечатлены солдатами, которые остановили нас, когда мы пересекали границу между Украиной и Донбассом. Потому что солдаты Новороссии выглядели, как молодые парни. Не профессионалы, а молодые люди, добровольцы. Они приветливы и похожи на обычных людей. Это и есть главное отличие от украинской армии. Какое впечатление производят люди, живущие здесь? Бруно: Главное впечатление было от закрытых магазинов и явно катастрофической ситуации в экономике. Но люди выглядят так, как будто жизнь продолжается. Мария: Да, здесь живут нормальные люди. Не террористы. Каковы Ваши прогнозы на будущее? Мария: Мы действительно не знаем. Потому что это зависит от многих вещей. Но в основном это зависит от позиции НАТО, потому что я лично боюсь того, что они выберут путь вмешательства в эту войну с помощью своей армии и авиации. Это мой большой страх. Они хотят этого, потому что есть Россия. То есть Вы думаете, что они начнут более масштабную войну? Мария: Да. Например, как в Ливии или любом другом месте, куда они уже вмешались. Бруно: Возможно, Янукович был не лучшим человеком. Олигарх и тому подобное. Я не знаю эту историю точно. Например, в Ливии Каддафи был отличным лидером, но правящая верхушка нет. Точно так же в Сирии. Сейчас существует международная проблема: мощное государство, такое как США или конгломерат ЕС, пытается менять политическую ситуацию с помощью войны. Они вмешиваются, уничтожают его политические системы и оставляют ряд последствий. К примеру, Янукович был плохим? Нет. Тогда почему ЕС поддержал Майдан против Януковича? Чтобы поставить вместо него Порошенко? Вы думаете, он лучше Януковича? Почему эти влиятельные государства вмешиваются и меняют правительства других стран? Для достижения собственных политических и экономических целей. Мария: Да. Теперь стало ясно для каждого, что цветные революции и «арабская весна» – это чёткие планы, выношенные западными государствами для продвижения своих интересов. Когда на Украине в 2004 году произошла оранжевая революция, это были их первые попытки. Они сделали это и в Грузии, они уже привыкли это делать. И теперь мы можем сказать, что это старая технология подчинения других государств. Этот факт доходит теперь до всех. Никто уже не верит в искренний «майдан». Вы думаете, что, если США захотят, они могут сделать то же самое и в Вашей стране? Бруно: Да. Мария: Но они уже сделали это в моей стране. В конце Второй мировой войны они уже сделали это в Италии. США заставили фашистов заложить бомбы на площадях, заставили отдать власть партиям, которые потом правили Италией 60 лет. А всё потому, что американцам нужно было «спасать» Италию. Они также убили коммунистов на юге Италии в 40-50-х годах. Американцы заплатили мафии за убийство членов Коммунистической партии в Южной Италии. Я вижу, Вы серьезно настроены против фашизма и капитализма? Мария: Конечно. Испытываете ли Вы страх, когда смотрите на карту мира и видите Россию? Мария: Я понимаю, основной поток информации в Европе твердит, что Путин – диктатор. Но я считаю, что мой личный враг – это капитализм. Я не верю, что та или иная страна является угрозой для меня. В моем понимании, угрозой для человечества, не только для Италии или Европы, а в целом для каждого, является экономическая система, в которой мы живем. И сегодня она представлена в основном мощностями США и ЕС. В Европе мы уже видели страну, которая стала бедной под руководством ЕС. Европейский Союз сделал греков бедными, и, как Вы знаете, всем было всё равно. Мне казалось это немыслимым, я была поражена. Бруно: Я боюсь такой военной мощи, такой, как у России. Но она есть и у НАТО. В моей стране и во всем средиземноморском регионе полно военных баз НАТО. Если мы критически посмотрим на политическую и военную позицию НАТО, мы увидим, что она более агрессивна. Кто бомбил Ливию, Сирию, Ирак, Афганистан, Сербию, Югославию? НАТО. А кого бомбили русские? Никого. Что касается нас, европейцев, в настоящий момент мы боимся военной агрессии НАТО по отношению к Средиземноморскому и Центрально-восточному региону. Существует множество военных и экономических организаций, которых мы боимся. Россией мы напуганы меньше, чем НАТО и энергетическими корпорациями. Беседовал Артём ОЛЬХИН
Новостная лента