Фильтр по регионам
Участники операции
Яндекс.Метрика
?>
«Наш крест — вернуть Украину в русское пространство» – Павел Губарев о перспективах Новороссии

28.07.2015

Проект Новороссия закрыт? Эксперты, политологи, чиновники соревнуются в выискивании доказательств изначальной якобы его обреченности. О том, почему он не состоялся и о реальных, а не измышляемых ангажированными экспертами причинах его закрытия мы поговорим в следующий раз. А сейчас о проблемах и перспективах территории под названием ОРДиЛОСОС (согласно минским соглашениям, это отдельные районы Донецкой и Луганской областей с особым статусом.) Об олицетворении идеи Новороссии рассказал в интервью “Свободной Прессе” Павел Губарев. — По данным опроса донецкого Агентства социально-политического моделирования «Вейс-Новороссия» почти две трети (65%) жителей ЛДНР верят, что руководство РФ ни при каком раскладе не допустит возврата республик в Украину. Но при этом большинство респондентов (87%) убеждены, что «перспектива» на неопределенный срок остаться в качестве Приднестровья № 2 обессмысливает все принесённые жертвы, ибо исключает всякое развитие. Как оцениваете ситуацию вы? — Здесь есть объективная реальность происходящего, и есть субъективные суждения об этом. Начну с субъективных суждений, они для меня живее. Итогом незаконченной еще войны стали разрушения, смерти, тысячи здоровых мужчин, которые пали на полях сражений. Свою книгу «Факел Новороссии» я посвятил всем погибшим на этой войне, а только тех, с кем я был лично знаком — более четырёхсот человек. Это чудовищная цена. Знаешь, слезы накатывают, когда понимаешь, какие крутые ребята сложили свои головы в этой войне. Это лучшие люди! Федор Муштранов (известный боксер, мастер спорта ), он же с первых дней событий в Донецке рядом был, в штурмах зданий участвовал, автомат сам добыл. Или Всеволод Петровский, который глубже всех вместе взятых политологов и историков понимал идею Русского Мира, принципы народовластия и социальной справедливости. За них он пошел воевать и, вытаскивая раненого бойца, попал под артобстрел, погиб. Тебе не надо об этом рассказывать, ты видел, как героически сражаются бойцы — пассионарии Русского мира. Как в клочья разрывают детей и выжигают реактивными снарядами женщин и стариков. Вот поэтому я субъективно действительно не понимаю, за что они умерли. За филиал бантустана «Украина» ОРДиЛОСОС? Нет, конечно. И тут приходит на помощь объективная оценка ситуации. Демонтаж украинской юрисдикции на части Донбасса — свершившийся факт, часть территории Донецкой и Луганской областей контролируется новыми властями — еще один факт. Сказать, что это то, о чем мы мечтали, нельзя, но сказать, что ничего не изменилось — тоже нельзя. Создана стартовая площадка, а как она будет использована, зависит не только от руководства РФ/ЛДНР, но и от жителей республик и всех, кто с нами солидарен на захваченной нацистами Украине. — Новороссия замышлялась как проект, преобразующий Россию, как лаборатория социально-экономического креатива, генерирующая новые формы управления и жизнеустройства. Понятно, это не нужно власть имущим РФ, но жители ЛДНР не могут понять, что мешает: а) руководству республик создавать проекты развития и более справедливый социальный порядок-модель для тех, кто пока в Единой Украине; б) вырабатывать здесь эффективные схемы управления, которые будут использованы российскими госструктурами и корпорациями к их выгоде? — В политической сфере и в структуре экономике — в ЛДНР дублируется российская модель. В России буржуазная демократия в виде консенсуса крупного капитала при сильном лидере. Лидер не дает устроить грызню, и контролирует участие групп влияния в политическом процессе. Здесь такая же модель. А Народный Совет ДНР не назначил и не уволил ни одного министра, может лишь принять какой-то закон, который потом по Указу правительства или Главы отменяется. Вот и все проекты развития, и эффективные схемы управления. Результаты работы нынешней исполнительной власти я оцениваю неудовлетворительно. По моим подсчетам в ДНР на сегодняшний день более 7 тысяч чиновников. Однако качество предоставляемых ими административных услуг и управления ниже плинтуса. Интриги, междоусобная борьба за власть, коррупция. При этом мы движемся к тому, что 2,5 млн. человек будут сидеть на «гуманитарке», на пособиях, на копейках прожиточного минимума. В то время как предприниматели — такие им создали условия! — закрывают производства и уезжают. Представляешь, что это за общество? Всё что происходит — не связано с целью создать что-то эффективное. Сейчас «против олигархов» — те, кто сам хочет стать олигархом. Все свелось к частичному перераспределению собственности, и только. И собственности не крупной, бюджетообразующей, а мелкой и средней частной собственности. Ну «отжали» (как у нас принято говорить) несколько зданий для офисов и элитных домов для проживания… И что? Это смена общественного уклада? Мы находимся во времени и пространстве когда правду говорить нельзя, опасно, а неправду говорить настолько противно, что тошно. Поэтому я предпочитаю молчать и скромно делать то, что считаю нужным. А именно — создаю политическую силу на основе идеологии. Офисы партии власти «Донецкая республика» находятся там, где раньше были офисы «регионалов». Показательный момент. Активист этой партии, который раньше работал с Лукьянченко (экс-мэр Донецка ) и Богачевым (экс-секретарь горсовета), пишет в соцсетях: «Посмотрите, как будто ничего не произошло. Донецкая республика — Партия регионов, те же ребята, те же офисы». Он сообщает об этом восторженно-положительно! Встречаемся, он заявляет, что они строят мощную «Донецкую республику». Говорю ему, что это будет буржуазная партия клиентского типа, основанная на интересах олигархических и криминальных групп. Отвечает: «Да, я это понимаю. А что бывает по-другому?». У меня волосы дыбом становятся. Для таких, как он, не было войны, страшных жертв, стремления миллионов людей к иной жизни. Они, как при Януковиче, строят буржуазную партию консенсуса региональных старых/новых «элит»… Сможет ли эта сила бороться в идейном поле с «заряженными» нацистскими и евроинтеграторскими политическими силами? Вопрос риторический, а прецедент уже имеется — Партия регионов и Янукович. Когда он сбежал, то партия просуществовала менее суток и рассыпалась. Общественное движение «Донецкая республика», к сожалению, повторяет ошибки Партии регионов. На последнем заседании Изборского клуба в Донецке Александр Проханов со свойственной ему сиятельной велеречивостью напомнил о революции справедливости, которая должна начаться в Новороссии, изменить социальное устройство в самой России, воссоздать основанную на божественных смыслах империю и обеспечить ей развитие. Он сказал, чтобы Губарев и «губаревцы» вынесли эту идею через время до момента, когда она будет востребована. Сейчас в России буржуазная демократия, правят кланы, финансово-промышленные группы с противоречивыми интересами, но все страдающие от санкций. Оффшорная или трофейная — по терминологии Серея Глазьева — «элита», которая собирается жить на Западе и туда вывозит собранные в России «трофеи». Решение Путина по Крыму, привело эту «элиту» в шок. Санкции коснулись каждой сырьевой группы, которая сидит на продаже природных ресурсов, обменивает их на яхты, особняки, гарантии политического убежища. Они часть перераспределения благ, мировых ресурсов и они поставщики сырья для крупных западных компаний. У них падают доходы, индексируется бюджет, обваливается рубль. И тут объективно понятно решение Путина по Донбассу — остановиться. «Элитарии» отлично понимают: любые социальные инновации здесь, в Новороссии, запустят необратимые, чреватые пересмотром итогов приватизации процессы там, в Российской Федерации. Поэтому все попытки реальных преобразований блокируются. Поэтому Губарев сидит перед тобой и размышляет о высоких материях. Кто-то спрятался на фронте, а кто-то, например, Мозговой, на небесах. — Российские политологи и официальные лица подчеркивают, что именно РФ первой отказалась от термина «Новороссия» и усиленно внедряет в общественное мнение установку: «в „Минске-2“ все участники признали, что и ДНР и ЛНР являются частью Украины и теперь можно вести речь только о той или иной степени их автономности…» Если нас таки затолкают назад в Украину, каковы, на ваш взгляд «перспективы»? — Все зависит от многих факторов. В случае торжества Минских соглашений, мы начнем движение по реинтеграции в Украину. Если все будут амнистированы, общественное мнение удастся «охладить», со временем конфликт станет опять гражданским, каким он был всегда, но более ожесточенным. Главное, что нам предстоит — вести неравную борьбу с украинским нацизмом. Это наш крест — вернуть Украину в русское пространство, изнутри очищать и преображать её. Не исключено, что в складывающихся условиях многих ждёт участь Олеся Бузины. На Украине активно действует мощнейшая система западных, в первую очередь американских, бесперебойно финансируемых НКО. Они на данный момент усиливают работу в Донбассе, дают гранты на журналистику, просветительские проекты, антироссийские книги, всевозможные акции. Фонды «Відродження», Аденауэра и другие тратят на это большие деньги. Даже на нашей территории. Внедряются, перехватывают управление. (В Народном Совете фракцией созданного мной «Свободного Донбасса» управляют сейчас не ребята, с которыми мы начинали Русскую Весну — активисты евромайдана!) Помните историю, когда восстали жители постоянно обстреливаемого донецкого микрорайона Октябрьский? Эти люди ходили полгода искали помощи от власти, а все инстанции посылали их подальше, вынудив в конце концов приехать к Дому Правительства. Так вот, организовало массовый протест против войны американское НКО, а наше МГБ узнало об этом постфактум. Враг готов сегодня возглавить и направить против нас любой протест внутри республики. Противопоставить этому мы сможем только реинкарнацию Партии регионов в ДНР — «Донецкую республику». Впереди длительный, архисложный, многомерный, заряженный многочисленными точками бифуркаций процесс внутренней трансформации системы под названием Украина. Какое-то время будем жить в формате псевдоавтономии, некоей ассоциированной государственности. Установленная хунтой экономическая блокада объективно отрывает нас Украины и завязывает на Россию. Один бизнесмен недавно рассказывал, что когда ввели бивалютную систему, объем гривны составлял 90%, рубля — 10%. А сегодня — уже 85% рубли и только 15% – гривна. Избавление от финансовой зависимости разрывает и остальные связи. Товаров украинских уже нет. И это только начало трансформации. «Отдельные районы Донецкой и Луганской областей с особым статусом» — это та болевая точка, надавив на которую Москва в любой момент может «отключить» Украину, если последняя не начнёт меняться в нужную сторону. И когда российское руководство вынуждают прибегать к болевой терапии — больнее всего нам, стремившимся к Новороссии… Терапия будет длительной, но придётся потерпеть. Какое бы политико-административное оформление не получила Украина — в конечном итоге она будет органичной частью единого экономического и культурного пространства Русской цивилизации. Источник
Новостная лента