Фильтр по регионам
Участники операции
Яндекс.Метрика
?>
«Мы правильно сделали, что убили их 2-го мая в Одессе»

08.07.2015

Вот уже несколько недель, как я, подобно паломнику, без устали занимаюсь сбором средств, для того, чтобы уехать жить и работать на Донбасс. Это судьбоносное решение я принял после первой поездки туда: я осознал, что мой долг – вести там информационную работу, оказывать посильную помощь и, тем самым, хоть немного вернуть былую славу знамени Франции, которое втоптали в грязь наши политики. Решение далось мне быстро и легко, настолько оно оказалось очевидным еще до моего возвращения. И по приезду я стал встречаться с как можно большим количеством людей, готовых слушать меня на лекциях, званых обедах и просто в парках, на террасах кафе во всех уголках моей страны. И вот сегодня на авторской встрече с отдыхающими в муниципальном кемпинге Дижона, расположенном вблизи от знаменитого озера Кир, я случайно встретил супружескую пару из Украины. Они были примерно моего возраста, около 40, и принадлежали, по всей вероятности, к среднему, а может даже зажиточному классу у себя на родине. При нынешнем состоянии украинской экономики позволить себе поездку за границу может только привилегированная часть ее граждан. Эта пара приехала из Одессы, печально известного города, где 2-го мая прошлого года полчище разъяренных ультра-националистов и неонацистов учинило кровавую расправу над русскоговорящими согражданами, не захотевшими понять и принять «радужных» перспектив своей страны. Они просто мирно протестовали против засилья киевских олигархов, преследований, нападок на русский язык, насилия на Майдане и преступлений, которые уже тогда стали совершаться в стране. За что были безжалостно убиты. Мужчина по имени Игорь заговорил со мной после того, как его внимание привлекла обложка моей книги в цветах украинского флага. И поначалу наш разговор, который, к слову, мы вели на русском языке, был весьма дружелюбен, явив мне пугающий образчик тех изменений, которые произошли с украинским народом после моей поездки в эту страну. На меня шквалом обрушились совершенно безумные утверждения, несмотря на то, что я сразу предупредил собеседников, что только что вернулся из поездки на Донбасс и сотрудничаю с информационным агентством Novorossia Today. Поначалу я надеялся, что, несмотря ни на что, разговор будет вполне дружеским, однако был вынужден целый час терпеть ядовитые потоки киевской пропаганды, который они изливали на меня, не гнушаясь подробностями. «Мы правильно сделали, что убили их всех тогда в Одессе, там были одни террористы и они желали нам зла»… Этими словами люди, выглядевшие как вполне миролюбивые отдыхающие, принялись объяснять мне, что на их страну напала Россия, и что их «герои-добровольцы» разбили и прогнали именно «россиян». По их словам у Украины не было почти никакого вооружения, но в невероятном порыве истинные патриоты из «Правого сектора» и партии «Свобода» встали стеной на пути прекрасно вооруженной и оснащенной российской армии. Разговор продолжился в том же тоне, но очень быстро Игорь уступил право голоса своей жене, оказавшейся гораздо более агрессивной и напористой, чем он сам. Ее поведение само по себе не было угрожающим, но ее, казалось бы, вполне миролюбивые рассуждения были полны ненависти и ложи. По ее словам, все жители Донбасса, у которых было хоть немного денег, давно уехали из региона, спасаясь от войны, бойцы ополчения были ни кем иным, как переодетыми российскими солдатами, а молодежь Донбасса либо отказывалась воевать, либо их заставили силой, тем более, что в рядах «сепаратистов» было полно наемников, которым за это щедро платили. Дальше она объяснила мне, что Россия давно готовилась к войне на Донбассе, в Одессе и в Крыму. В качестве примера она привела мне Крым, объяснив, что на полуострове сейчас полная катастрофа, что мост, о строительстве которого объявила Россия, никогда не построят, потому что ее экономика в ужасном состоянии, а народ крайне нуждается во всем и в самой России и в Крыму. Этот напор совершенно вывел меня из равновесия, я молча слушал, улыбался и думал, что раз уж я не могу больше вернуться на Украину в ближайшее время, какая-то пусть небольшая часть ее народа приехала ко мне в Дижон. Я думал о канонике Кире, выдающемся участнике Сопротивления, которого преследовало Гестапо, и который был ранен. Впоследствии он стал эмблемой Бургундии, решил создать озеро Кир (рядом с ним я сейчас находился), и способствовал тому, чтобы столица Бургундии и Волгоград (бывший Сталинград) стали городами-побратимами. Я думал о том, как бы он отреагировал, если бы имел несчастье услышать этих людей, возносящих дифирамбы нацистским боевикам батальонов «Азов» и «Айдар», основанных партиями украинских ультра-националистов. Мне было грустно слышать их заявление, что их якобы родной украинский язык был в опасности, и что подлая Россия пыталась навязать им русский язык, но, к счастью, они уже почти изгнали врага со своей земли. Это заявление заставило меня улыбнуться, поскольку все это время мы говорили по-русски, и было видно, что именно этот язык они ежедневно используют в обиходе. Мне было и грустно, и вместе с тем забавно слышать от них слова о том, что российская пропаганда окончательно замутила рассудок их многочисленных родственников, включая тех из них, которые живут в Европе. Когда они наконец ушли купаться на озеро, я понял, как мало у украинцев ресурсов, чтобы противостоять пропаганде Киева, Европы и США. Этот сравнительно молодой народ, известный в XIX веке преимущественно под именем «малороссов», посредством двух своих представителей показал мне свою полную неспособность воспринимать информацию, слабость своих знаний в области политики и неспособность критически подойти к тому оболваниванию, которому его подвергают на протяжении уже многих лет. И я невольно подумал о немцах 30-х годов прошлого века. Эти люди оправдывали убийства невинных женщин и детей, но когда я попытался им об этом напомнить, то услышал в ответ, что Украина была вынуждена защищаться от «варварства русских», что она и так много страдала, и что если в отместку ей придется уничтожить всех голодных на Донбассе, то это оправдано и справедливо… Прежде чем уйти, эта «милая женщина» заявила: «что в любом случае пусть они катятся к черту со своим Донбассом, нам они больше не нужны, пусть их забирает Россия, так как там живут одни голодранцы и бандиты». А я понял, что, написав в заключении свой книги «Украина — царство дезинформации», что народ Украины «пока не превратился в фашистов», я, вероятно, очень и очень ошибся. Лоран Браяр
Новостная лента