Фильтр по регионам
Участники операции
Яндекс.Метрика
?>
Из истории украинского сепаратизма – Платон Бахарев

27.07.2015

История украинского сепаратизма насчитывает уже, по меньшей мере, триста лет. Даже с гаком. Самым первым настоящим украинским сепаратистом был небезызвестный Иван Мазепа, служивший – последовательно – трём монархам, польскому, русскому и, уже под конец своей бесславной карьеры, шведскому. Как описывают его историки, гетман Мазепа был из той породы людей, которых теперь принято называть кручёными-верчёными. Великий Пушкин, неплохо разбиравшийся в вопросах русской истории, утверждал, что Мазепу, обласканного Петром Первым (гетман был вторым в нашей истории кавалером высшего русского ордена Св. Апостола Андрея Первозванного), толкнули на предательство царя и русских некая княгиня Дульская, иезуит Заленский и какой-то болгарский архиепископ, изгнанный из своего отечества. Последний был посредником между поляками и гетманом и ходил в Польшу под видом нищего: «Мазепа всюду взор кидает И письма шлет из края в край: Угрозой хитрой подымает Он на Москву Бахчисарай. Король ему в Варшаве внемлет, В стенах Очакова паша…» За предательство Петра Первого, случившее накануне знаменитой Полтавской баталии, Мазепа был лишён всего, что имел прежде, и заочно предан анафеме. Для него был изготовлен даже специальный «орден Иуды». Само собою разумеется, были в это время и украинские малороссийские сепаратисты из мелких сошек, но их имён история не сохранила, кроме, разве что, наперсника Мазепы Филиппа Орлика, конец которого был столь же бесславным. От имени Мазепы в дальнейшем украинский малороссийский сепаратизм, явление в жизни южных русских Малороссии, Слобожанщины, Новороссии и Таврии, безусловно, крайне позорное, и стал называться мазепинщиной. Вот что, например, писал об украинском сепаратизме, широко распространённом накануне Великой (Первой мировой) войны 1914 года в землях Галиции и Лодомерии, бывшей Червонной Руси, бывший министр П.Н. Дурново в своей записке Императору Николаю Второму (в феврале 1914 года): «Нам явно невыгодно, во имя идеи национального сентиментализма, присоединять к нашему отечеству область, потерявшую с ним всякую живую связь. Ведь на ничтожную горсть русских по духу галичан, сколько мы получим поляков, евреев, украинизированных униатов? Так называемое украинское или мазепинское движение сейчас у нас не страшно, но не следует давать ему разрастаться, увеличивая число беспокойных украинских элементов, так как в этом движении несомненный зародыш крайне опасного малороссийского сепаратизма, при благоприятных условиях могущего достигнуть совершенно неожиданных размеров…». Вторая фраза в приведённом фрагменте записки оказалась пророческой. Из дальнейшего нашего изложения станет понятно почему. Идеи украинского сепаратизма были родными для страдавшей от отсутствия мужской ласки до 37 лет эмансипе Леси Украинки (Лариса Косач-Квитка). При этом следует обязательно отметить, что барышня, тем не менее, была очень не очень высокого мнения о своих земляках и подрабатывала незатейливыми, лишёнными всякого таланта стишками, публиковавшимися в русской Вологде, а умерла так и вовсе в Грузии. Столь же обделёнными мужской лаской были и современницы Ларисы-Леси, писательницы-феминистки т. н. украинки (в смысле сторонницы украинского сепаратизма) из галичан О. Кобылянская и Н. Кобринская. Записными сторонниками украинства были земляки Кобылянской и Кобринской, поддерживавшие их в числе прочих писатели Иван Франко и Михайло Павлик. Дело дошло даже до того, что в 1890 году Франко и Павлик основали либеральную «Русско-украинскую радикальную партию» (впоследствии «Украинская радикальная партия», УРП). Особо отметим, что и Франко, именем которого «благодарные потомки» назовут впоследствии польский город Станислав, высказывался об украинцах (точнее, о своих земляках русинах), прямо скажем, весьма негативно: «Не люблю украинцев … Так мало между ними нашел характеров, а так много мелочности, тесной заскорузлости, двуличия и гордыни, что действительно не знаю, за что должен я их любить … Может, должен любить Украину как расу, ту расу отяжелевшую, разнузданную, сентиментальную, лишенную закалки и силы воли, так мало способную к политической жизни на собственном мусорнике, такую плодовитую на оборотней самого разнородного сорта. …» Император Вильгельм IIи гетман Скоропадский. Спа, август 1918 года Это точку зрения Франко на галицких украинцев и на украинство, т. е. украинский сепаратизм, всецело разделял и бывший царский генерал Скоропадский, германская марионетка в 1918 году на посту т. н. гетмана всея Украины (ещё одно пророчество, сбывающееся уже в наши дни): «К сожалению, их культура из-за исторических причин слишком разнится от нашей. Ведь галичане живут объедками от немецкого и польского стола. Уже один язык их выразительно это отображает, где на пять слов четыре польского и немецкого происхождения. Затем, среди них много узких фанатиков, в особенности в смысле исповедания идеи ненависти к России. Вот такого рода галичане и были лучшими агитаторами, посылаемыми нам австрийцами. Для них неважно, что Украина без Великороссии задохнется, что ее промышленность никогда не разовьется, что она будет всецело в руках иностранцев, что роль их Украины – быть населенной каким-то прозябающим селянством. Тут, кстати сказать, эта ненависть разжигается униатскими священниками». Идеологами и вдохновителями украинского сепаратизма, той самой мазепинщины, на землях Малороссии и Слобожанщины, где испокон веков жили южные русские, составлявшие единый этнос с русскими Великой и Белой Руси, были профессор поляк Михаил Грушевский, вне всякого сомнения, лидер галицкого украинства начала XX века, и… австриец фон Хётцендорф. Последний, кстати, возглавлял Генштаб Австро-Венгрии накануне и во время Первой мировой войны. Духовным лидером галицкого украинства и украинствующих начала – первой половины прошлого века был униатский митрополит поляк Шептицкий (запомним это имя!). В числе других более или менее видных деятелей галицкого украинства довоенного времени из Галиции и Лодомерии следует назвать выходцев из семей униатских священников Трилёвского (Трильовского) и Цегельского – прадеда одного из нынешних лидеров украинских либеральных фашистов Тягнибока. Как аукнулось, так и откликается! Между прочим, в годы Первой мировой войны Логин Цегельский был членом и одним из основателей украинских организаций — т. н. Главной украинской рады, Всеобщей украинской рады, Боевой управы украинских сичевых стрельцов, которые с территории Австро-Венгрии и Турции вели против России диверсионно-пропагандистскую работу на деньги австрийской и немецкой разведок. Это именно о них, галицких польско-еврейских радетелях, отцах украинства, много лет спустя скажет лидер чешских национал-демократов Крамарж (из интервью берлинскому «Рулю»): «Современное украинство – особенное политическое дитя, которое имеет многих отцов. Как мне признался польский политический деятель Дмовский, поляки числятся в числе отцов украинства. Они хотели этим отплатить России за её враждебное отношение к полякам в предвоенную эпоху. В числе отцов стоят и немцы. Возможно, что сочувствуют украинству и англичане». Кстати, под определение «враждебное отношение к полякам в предвоенную эпоху» легко подпадают три раздела Речи Посполитой между Пруссией, Россией и Австрией, имевшие в последней четверти XVIII столетия. Разумеется, и в самой Малороссии (как, впрочем, и в других южных русских губерниях) в это же самое время, в условиях тотального отсутствия какой-либо разъяснительной работы и пропаганды со стороны прорусских, славянофильских организаций, украинский малороссийский сепаратизм, мазепинщина, расцветает пышным цветом. В числе здешних лидеров и проводников украинского сепаратизма из этого времени следует назвать, прежде всего, Михаила Драгоманова (родной дядя Леси Украинки), Владимира Винниченко и Бориса Гринченко. На идеях мазепинщины сделал политическую карьеру и бывший бухгалтер из Москвы небезызвестный Симон (он же Семён Васильевич) Петлюра, самый что ни на есть настоящий малороссиянин с корнями из Полтавской губернии. Германские оккупационные войска в Киеве. Март 1918 года Развал русского фронта в результате Февральской революции и октябрьского большевистского переворота 1917 года привёл к немецкой оккупации Малороссии (в марте месяце 1918 года немцы были уже в Киеве) и разгулу петлюровщины – события, нашедшие отражение в романе Михаила Афанасьевича Булгакова «Белая гвардия» 1924 года. Де-факто оккупация Малороссии была обусловлена действиями представителей т. н. Центральной рады Украинской Народной Республики (УНР), подписавшими 27 января/9 февраля 1918 года сепаратный мирный договор с Германией и Австро-Венгрией. А незадолго до того войска рады подавили восстание киевских большевиков. Ко времени немецкой оккупации Малороссии относится и активное внедрение германскими оккупационными властями (при не менее активной поддержке местных националистических кругов) т. н. мовы, призванной заменить собой южнорусский диалект великорусского языка, до сих пор известного как суржик. Вот как описывает это событие сам Булгаков: «– Сволочь он, – с ненавистью продолжал Турбин, – ведь он же сам не говорит на этом языке! А? Я позавчера спрашиваю этого каналью, доктора Курицького, он, извольте ли видеть, разучился говорить по-русски с ноября прошлого года. Был Курицкий, а стал Курицький… Так вот спрашиваю: как по-украински “кот”? Он отвечает “кит”. Спрашиваю: “А как кит?” А он остановился, вытаращил глаза и молчит. И теперь не кланяется. Николка с треском захохотал и сказал: – Слова “кит” у них не может быть, потому что на Украине не водятся киты, а в России всего много. В Белом море киты есть…» Оказавшись не у дел вследствие развала Российской Империи в это время к украинству – украинскому сепаратизму, мазепинщине – по самым разным мотивам и причинам примыкают бывшие царские офицеры Скоропадский, Шандрук, Лигнау и другие. Венцом политической карьеры бывшего свитского генерала, командира 1-й гвардейской кавалерийской дивизии и, уже под конец Первой мировой войны, 34-го армейского корпуса Павла Петровича Скоропадского стал номинальный пост гетмана всея Украины, учреждённый под протекторатом всё тех же германских оккупационных властей. Скоропадский пришёл к власти на немецких штыках, в результате военной операции, по всем признакам подпадающей под определение «государственный переворот», следствием которого был роспуск Центральной рады, в которой тогда вовсю верховодил тогдашний лидер украинских сепаратистов вышеупомянутый профессор «матёрый украинец» поляк Михаил Грушевский. А ещё в результате этого переворота на свет появился т. н. Второй Гетманат, он же Украинская держава. Пробыв на посту гетмана всего несколько месяцев 1918 года (с апреля по декабрь, причём за это время он успел встретиться в Спа с самим кайзером Вильгельмом), Скоропадский был тайно эвакуирован своими новыми хозяевами в Германию. К слову сказать, младший товарищ и тёзка Скоропадского, бывший штабс-капитан, выходец с Волыни Павел Феофанович Шандрук сделает головокружительную карьеру, дослужится в итоге до чина генерал-полковника т. н. Украинской народной армии, УНА (бригадефюрера СС) и возглавит широко разрекламированную усилиями нынешних украинских ультранационалистов добровольческую дивизию СС «Галичина». В 1918 году на ниве украинского сепаратизма, судя по всему, приносившего тогда весьма неплохие политические дивиденды, подвязались, в числе прочих, и поляки. Одним из таких украинских политических деятелей польского происхождения был журналист Степан Витвицкий, член Национального Совета т. н. Западноукраинской Народной Республики (ЗУНР) и, впоследствии, президент т. н. Украинской Народной Республики (УНР) и Председатель т. н. Совета Народных Министров УНР. И то и другое как бы в изгнании. Столица самопровозглашённой ЗУНР кочевала из Львова (Лемберга) в Тернополь, а затем в Станислав. ЗУНР была формальным антиподом т. н. Украинской Народной Республики (УНР) со столицей в Киеве, выделившейся из состава РСФСР в январе 1918 года (с 10/23 июня 1917 года т. н. «автономная Украина» в составе России Временного правительства), что, однако, не помешало их объединению уже через год, в январе 1919 года. Австро-Германский плакат с гипотетическими границами Украины, 1918 г. (В состав гипотетической украинской территории не включены Галиция и Южный Крым, но включена Кубань, Приднестровье, Берестейщина, часть Молдавии, Стародубщина, Пинщина и Восточная Слобожанщина)
Новостная лента