Фильтр по регионам
Участники операции
Яндекс.Метрика
?>
Что люди на юго-востоке Украины на самом деле думают о Новороссии (“The Washington Post”, США)

27.05.2015

Американская газета “The Washington Post“опубликовала результаты соцопроса жителей Украины, посвящённые отношению к “проекту Новороссия”. Несмотря на общую тональность статьи, выраженную в привычном для западного мейнстрима ключе, авторы статьи вынуждены были признать, что значительный процент жителей Украины вполне серьёзно относится к идее Новороссии. Приводим выдержки из перевода статьи: “Наш исследовательский проект, финансируемый Национальным научным фондом США, посвящен послемайданным настроениям на Украине, в аннексированном Россией Крыму и в поддерживаемых Россией непризнанных республиках — Абхазии, Южной Осетии и Приднестровье. В декабре 2014 года мы организовали синхронные опросы общественного мнения в этих регионах. На юго-востоке Украины были затронуты шесть из восьми областей (в дальнейшем ЮВУ-6). Так как мы сочли невозможным проводить полноценные исследования в охваченных войной Донецкой и Луганской областях, мы заказали Киевскому международному институту социологии (КМИС) рандомизированный личный опрос 2003 человек в Одессе, Николаеве, Херсоне, Запорожье, Днепропетровске и Харькове. Респондентам был задан ряд вопросов о Новороссии. Во-первых, мы спрашивали, считают респонденты Новороссию мифом или историческим фактом. Неявно это подразумевало вопрос о том, насколько легитимной считают респонденты продвигаемую сепаратистами концепцию. Более половины (52%) опрошенных в ЮВУ-6 назвали Новороссию мифом, однако 24% заявили, что это «исторический факт», а еще 22% выбрали ответ «Трудно сказать». В Крыму и в поддерживаемых Россией непризнанных республиках Новороссию считают историческим фактом примерно три четверти респондентов. Чтобы определить, в какой степени восприятие Новороссии как «исторического факта» можно считать одобрением сепаратизма, мы напрямую спросили у 970 респондентов из ЮВУ-6, которые выбрали этот вариант или вариант «Трудно сказать», может ли данная идея служить основой для сепаратизма. На этот вопрос утвердительно ответили лишь 14% опрошенных, однако важно, что целых 38% предпочли вариант «Трудно сказать». Это означает, что вопрос, вероятно, показался им деликатным. Не стоит забывать, что заявления в поддержку сепаратизма крайне некорректны политически на большинстве контролируемых государством территорий. Затем мы предложили респондентам выбрать между двумя утверждениями об употреблении слова «Новороссия» (разумеется, с возможностью отказаться от ответа или ответить «Трудно сказать»): (i) «это российская политическая технология, нацеленная на развал Украины», и (ii) «это проявление борьбы жителей юго-востока Украины за независимость». Последний вариант в ЮВУ-6 предпочли лишь 18% (сравнительные данные по Крыму см. в нашей предыдущей статье). Чуть более половины опрошенных (51%) рассматривают Новороссию как российскую политическую технологию — то есть, в сущности, как геополитическую мошенническую уловку российских правящих кругов. Эти ответы показывают, что у части населения и термин, и его историческое обоснование находят отклик, хотя респонденты не готовы это открыто признать. Соответственно, принятую в Киеве и среди ряда западных экспертов картину мира результаты опроса не подтверждают. Определенные области юго-востока Украины расколоты, и на это нельзя закрывать глаза. Сейчас на спорной части украинской территории мы можем отчетливо выделить четыре зоны: аннексированный Крым, удерживаемый повстанцами Донбасс, расколотые Харьков и Одессу и все остальное — то есть, в целом проукраински настроенные территории. При этом на Украине продолжает разворачиваться глубокий экономический и политический кризис, который, вероятно, будет усиливать давление как на государственные и общественные институты, так и на население. Стоит также отметить, что большинство крымчан неприязненно относятся к Украине и поддерживают российскую аннексию полуострова независимо от того, насколько законно она была произведена. Проект «большой Новороссии», по-видимому, мертв, однако «малая Новороссия» продолжает жить в форме зависимых от России ДНР и ЛНР. Несмотря на то, что они изображают из себя непризнанные государства, они мало похожи на прочие постсоветские образования этого типа, феномен которых мы хорошо изучили. Хотя сейчас ходят слухи о «сдаче» Новороссии в обмен на признание аннексии Крыма, следует признать, что простое территориальное урегулирование вряд ли поможет справиться с многочисленными кризисами, охватившими сейчас Украину. Они долго формировались, и разрешаться будут тоже долго”. Джерард Тоул — директор программы «Государство и международные отношения» в Политехническом университете Виргинии. Джон О’Лафлин — заслуженный профессор географии Университета Колорадо в Боулдере. Полный текст: http://inosmi.ru/sngbaltia/20150527/228239189.html#ixzz3bKp9iUDC
Новостная лента