Фильтр по регионам
Участники операции
Яндекс.Метрика
?>
«Антимайдан» одолел Найема

01.06.2015

Недавние события — студенческий «минимайдан» на лекции Николая Старикова в РГГУ, конфликт «ночных волков» с Алексеем Чалым — дали повод к разговорам об эффективности и целесообразности «Антимайдана». Большим раздражителем для этого движения стало известие о запланированном на 30 мая участии Мустафы Найема в петербургском проекте «Открытая библиотека». Но визит майданного пропагандоносца был предусмотрительно отменен организаторами «майских диалогов». Раздались истеричные вскрики Найема: все претензии он адресовал не организаторам мероприятия, а то ли российской власти, то ли активным российским оппонентам майдана. Нелепо прозвучали и сентенции о закрытости российского общества — из уст представителя идеологической обслуги той власти, при которой на Украине полностью подавлена какая-либо оппозиционная журналистика и выхолощена общественная мыль. Вопрос об участии Найема в «Открытой библиотеке» закрыли. Но остается открытым вопрос: стоило ли препятствовать его визиту? До сих пор непонятно было, насколько успешно «Антимайдан» способен противодействовать оранжевым технологиям. Еще менее понятно, кого он считает оппонентом, достойным внимания? Название «Антимайдан» пришло в Россию с Украины. Насколько необходим был этот идеологический экспорт? Киевский «антимайдан» — это опыт поражения и бремя беглых. Поначалу он выполнял функцию альтернативной телекартинки. На каждый оппозиционный митинг, на каждую акцию «Украина, вставай!» имелся почти зеркальный ответ: митинг под флагами Партии регионов, концерт «Украина, расслабься!»… Зимой 2014-го тогдашняя партия власти лихорадочно собирала «антимайдан», поскольку активисты майдана сотрясали уже не воздух, а устои… В критический момент, когда сторонники евроинтеграции в лучших европейских традициях откровенно перешли к силовым действиям (например, к погрому офиса Партии регионов на Липской), «антимайдан» в буквальном смысле стал заслоном между майданом и подступами к Верховной Раде… «Антимайданы» были во многих городах Украины во время и после Евромайдана. Когда харьковчане вышли 23 февраля 2014 года с протестами против переворота и раскинули лагерь под памятником Ленину, — часто говорилось о том, что нельзя копировать риторику майдана, а тем более — его тактику и методы. Даже названия подыскивались принципиально другие, такие как «харьковское Сопротивление». Но только жителям Севастополя удалось собрать не «антимайдан» образца эпохи Януковича, а действительно народное вече (и по количественному составу, и по качеству исполнения, и по величию замысла), с которого началась Русская весна. Именно Алексей Чалый сделал то, что не получилось у лидеров «антимайданов» в юго-восточных регионах Украины. И надо же: именно с ним, нынешним председателем Законодательного собрания Севастополя, начали пикировку «Ночные волки» — самая мобильная сила российского «Антимайдана». Конфликт по этой линии свидетельствует об одном: у «Антимайдана» что-то не так с «навигатором» и вектором движения. Нужно сказать, что сомнительной арендой крымских лакомых кусков очень часто грешили бенефициары майдана. Еще при Ющенко в Крыму сильно выросло поголовье «тернопольских» — в том числе прокуроров, имевших слабость к незаконному строительству особняков в заповедных зонах, в непосредственной близости от исторических памятников… И мы вдруг обнаруживаем, что «Антимайдан» начинает подражать майдану. Земельный вопрос, пикеты активистов, агрессивный нахрап, водевильные вызовы на дуэль «на любом портале». Здесь для обеих сторон спора возникает та развилка, с которой легко можно скатиться к ложным обобщениям, к информационной травле недавних соратников, к сварам украинского образца. Я не знаю, кто кого неправильно понял или кто с кем неправильно обошелся в этом конфликте… Но я знаю другое: чтоб написать об одном из «Ночных волков», Алексее Верещагине, понадобилась бы, как минимум, отдельная газетная колонка. Участник упомянутого выше харьковского Сопротивления. Год назад сопровождал гуманитарный груз из Харькова в осажденный Славянск. Первый «дважды» политзаключенный, на котором опробовано новейшее изобретение украинских правоохранительных органов: был задержан милицией, потом выпущен судом под залог, на выходе из СИЗО похищен представителями «смежной» службы… Освобожден во время первого сентябрьского обмена военнопленными. Остался в ЛНР. Под обстрелами доставлял гуманитарные грузы в самые проблемные населенные пункты «буферной» зоны… Поэтому с огульными выводами относительно пустозвонства или бесполезности «Ночных волков» — не надо торопиться… И совсем уж не стоит торопиться с абсурдными советами байкерам на манер: лучше б вы своего коллегу по «Антимайдану» Старикова защитили от бесчинствующих либеральных студентов. Теоретические выкладки Николая Старикова часто бывают и спорны, и уязвимы. Не только квалифицированный преподаватель, но и грамотный студент мог бы успешно оппонировать, предложить такие неудобные вопросы, которые поставили бы лектора в тупик. Но и преподаватель, и студент РГГУ упускают возможность одержать интеллектуальную победу в научном споре. Это всё равно что, играя в шахматы и имея более выгодную позицию, смести фигуры с доски, — ради того чтоб получить удовольствие не от победы в шахматной партии, а от «китайской ничьей» и скандала. Обкатывается технология срыва общественной дискуссии, превращения ее в базар. А в данном случае еще и символично, что «минимайдан» студентов и активистов устроен во время лекции лидера «Антимайдана». Между тем, Стариков во время скандальной лекции в РГГУ высказал молодым оппонентам интересное замечание: московские студенты начинают действовать по методичкам Джина Шарпа. В конце 2013 донецкий блогер Владислав Бриг много раз терпеливо объяснял тем, кто по призыву Мустафы Найема вышел на Майдан: «Вас «разводят» по методичке Шарпа. Вы стали персонажами методички Шарпа. Вы хотите, чтоб на Украине было, как в Ливии и Сирии? А те, кто вас вывел, хотят именно этого». Помню, как тот же Бриг для особо непонятливых, не утруждающих себя чтением колонок и более увесистых текстов, размещал в своем блоге наглядные картинки: Маккейн в Ливии, Маккейн в Сирии, Маккейн в Киеве. «Нет! — возражали на это сторонники Майдана. — Украина пойдет другим путем, исключительно мирным. Не видали мы никакого Маккейна! Не читали мы никакого Шарпа!». Они до сих пор не поняли, что это Шарп прочитал их. От них и не требовалось никакого чтения… Почему я вспомнил о блогере Бриге? Если бы «антимайдан» на Украине был эффективен, если бы он успел создать такое интеллектуальное силовое поле, где Найемы справедливо считались бы проходимцами от журналистики, а не становились властителями дум, — то сегодня Бриг оставался бы популярным украинским блогером. За ним закрепилась бы еще и репутация проницательного аналитика. Но получилось иначе. Не по вине Брига, разумеется. Он остался в Донецке, сейчас он депутат Народного Совета ДНР. А Мустафа Найем сегодня — один из немногочисленных бенефициаров Майдана, депутат Рады. Не каждому варвару удавалось сколотить капиталец на руинах страны, разрушенной под его восторженные вопли. Этому — удалось. И вот теперь Мустафа Найем намерен был принять участие в петербургских дискуссиях. В библиотеке имени Маяковского был запланирован его диалог с Владимиром Познером на тему «Россия — Украина: что делать?». Нужны ли в России глашатаи Майдана? Интересная вырисовывается конфигурация. Как водяные знаки, в информационном пространстве проступают контуры потенциальных очагов общественного напряжения, появляются неожиданные «приветы» от Шарпа. По его рецептам студенты и активисты срывают университетскую лекцию лидера российского «Антимайдана» о сценариях будущего, намекая на тот формат общественной дискуссии, который их устроит в дальнейшем. «Ватникам» здесь не место… То есть дискутировать на тему будущего России и, в особенности, принимать решения — персонажи Шарпа желают без «ватников». В идеале — без 86% жителей страны. И буквально через несколько дней после обструкции, устроенной Старикову в РГГУ, Познер собирался обсуждать с Найемом, что делать России и Украине. С тем самым Мустафой Найемом, который известен главным образом как провокатор украинского Майдана и дилер шарповского «опиума для народа»… И состав экспертов, приглашенных на диалоги «Открытой библиотеки» для обсуждения российско-украинских отношений, вполне ясно дает понять посвященным: «ватникам» здесь не место… Самый раз задаться вопросом: а нужен ли России такой «Антимайдан», который то ли самоустраняется от общественной дискуссии, то ли технично отодвинут оппонентами? Сразу оговорюсь: общественная дискуссия — это не крики обиженных байкеров под окнами Чалого; не политические ток-шоу, где целая обойма неизменных участников, особенно гостей с Украины, запрограммирована на работу глоткой. В Санкт-Петербург намыливался не просто человек с сомнительной репутацией, а «страница» методички, элемент технологии. Собирался приехать в расчете на то, что бороться будут с человеком, а не с технологией. Допустим, у Найема возникли бы проблемы с пересечением границы. Прекрасный повод для воплей о том, что Россия боится даже такого маленького и ничтожного человека (а это ведь еще Бернар-Анри Леви не изъявил желание повстречаться с Познером)! Допустим, товарищи Хирурга переключились бы с земельно-«дуэльного» вопроса на «антимайданный» — и устроили обструкцию гостю северной столицы. Тут же раздастся пронзительная песня о «гопниках» и «титушках» власти. Допустим, Найем в спокойной атмосфере провел бы свой «майский диалог» с Познером о судьбах России и Украины… Вот и представился бы случай громко заявить о том, что даже заезжий маленький майданщик Найем способен на ту конструктивную общественную дискуссию, которая не удалась лидеру российского «Антимайдана». В конечном итоге, ни один из предполагаемых вариантов не прошел. А собственно ради какого-то из них и стремился в Петербург киевский дилер майданной идеологии. Какими способами «Антимайдан» ни начинал бы реагировать на визит провокатора майдана, всё было бы на пользу гастролеру. Но что-то пошло не так: не по Найему, не по Шарпу… Ведь не российская власть и не антимайдановцы несут ответственность за то, что Мустафе так и не представилась возможность «раздуться» и почувствовать себя величиной, соразмерной Познеру… Но и в ситуации, когда Найем может вести речь разве что о непоследовательности и необязательности собственных петербургских партнеров, — он рассуждает о «маразме» и «трусости», царящих в России. Для пущего водевильного эффекта надо было еще вызвать Кремль на дуэль. «На любом портале». «Антимайдан» задумывался не для того, чтоб участвовать в чужой технологии. А для того, чтоб ее предотвратить или снять с повестки дня. Вероятно, создатели «Антимайдана» занимались чем-то не тем и не там, если «зазыватель» Майдана запросто рассчитывал получить в Санкт-Петербурге площадку, на которой можно показать оппонентам-«антимайдановцам», как — без них — проводить дискуссии о сценариях будущего… Пригласив Познера в Киев для спокойной дискуссии, Найем сделал жест, достойный методички Шарпа. В чем подмена и манипуляция? В России невозможна открытая дискуссия, потому что мне, Найему, мои петербургские партнеры в последний момент сдрейфили организовать диалог с Познером. На Украине всегда возможна открытая дискуссия, потому что я, Найем, могу в любой момент принять Познера в Киеве… А мы можем себе представить, чтоб Найем, по старой журналистской памяти, организовал и провел аналогичную дискуссию в Харькове, с Эдуардом Лимоновым? Нет, «ватникам» здесь не место? Читайте далее: http://svpressa.ru/society/article/123660/
Новостная лента